,

Непременно приду

Том 8, глава 14
2 – 25 декабря 2007

 

После целого месяца парикрам по Вриндавану, Маяпуру и Джаганнатха Пури мне было грустно покидать Индию. Второго декабря я садился на рейс до Сиднея (Австралия), и мысли о местах, где мы побывали, бередили мне память. Это путешествие оставило глубокий отпечаток на моей духовной жизни. Я ясно понял, почему Шрила Прабхупада хотел, чтобы его ученики регулярно приезжали в Индию и принимали прибежище у святых мест.

“Следуя по стопам Шри Чайтаньи Махапрабху, мы построили храмы во Вриндаване и в Маяпуре, Навадвипе, чтобы там могли найти прибежище преданные, приезжающие из Европы и Америки. Дать им прибежище и вовлечь их в преданное служение – в этом цель Международного Общества Сознания Кришны” [ Чайтанья-Чаритамрита, Мадхья-лила, глава 25, стих 183, комментарий ].

Я раздумывал над тем, чтобы продолжить свое пребывание в Индии еще на несколько недель, но чем больше хотел остаться, тем отчетливее понимал, что цель моего пребывания здесь уже достигнута. Однажды Шрила Прабхупада написал своему ученику:

“Вриндаван – это лишь источник вдохновения. Наше истинное поле деятельности – весь мир”.
[ Маханидхи Свами, “Прабхупада в Радха-Дамодаре”, глава 7 ]

Как только мы взлетели, я стал медитировать на Австралию. Шестнадцать преданных с летнего Польского тура должны были присоединиться ко мне для проведения фестивального тура. Они были звездами сцены наших программ в Польше, и я выбрал их за их таланты в исполнении бхарат-натьям, бхаджанов, йоги, боевых искусств и театральных постановок.

Днем позже я прибыл в Австралию, и мы собрались на первую репетицию. Преданным из таких далеких мест, как Польша, Эстония, Украина и Россия, утомленным длительным перелетом и сменой часового пояса, потребовалось время, чтобы прийти в себя. Однако на следующий день наше трехчасовое представление было готово.

Днем мы вышли на харинаму для рекламы первого фестиваля. Я надеялся, что группа киртана будет больше, но храм Сиднея смог выделить только нескольких человек, поскольку все остальные были заняты в только что начавшемся декабрьском марафоне санкиртаны.

Никто из приехавших преданных никогда не был в Австралии прежде, и они не знали, чего ожидать. Но как только мы начали петь и раздавать приглашения, то поняли, что австралийцы очень близки нам по духу. Почти все брали приглашения с улыбками и часто со словами благодарности, что порой создавало трудности для русских преданных, некоторые из которых прошли курсы английского только перед поездкой в Австралию. Через 10 минут, после начала раздачи приглашений ко мне подошел преданный из России и спросил:

– Гуру Махараджа, что значит фраза ‘good on ya’?

Я рассмеялся и ответил:

– Это сленг, что-то вроде “хорошо”.

Через пять минут ко мне подошел еще один преданный и спросил на ломаном английском, что означает ‘she’ll be right mate’?

Мне пришлось проконсультироваться с местным преданным, который пел вместе с нами, он объяснил с улыбкой:

– Это означает “все будет в порядке”.

В конце киртана ко мне с украинско-английским словарем в руках подошла преданная с Украины и сказала с растерянным выражением лица:

– Я не могу найти слово “noworries”

– Это два слова, – пояснил я. – Когда они говорят ‘No worries mate’ это означает “не беспокойтесь, я приду”.

На следующий день мы снова провели харинаму. В тот вечер у нас была первая программа в Нью-тауне, пригороде Сиднея. Я беспокоился, что придет мало людей из-за слишком малого времени, отведенного нами на рекламу, – однако рассчитанный на 300 человек зал быстро заполнился.

– Здесь в основном приверженцы нью-эйдж, альтернативного образа жизни, – сказал мне кто-то из местных преданных.

Публике очень понравилось наше представление, все громко аплодировали после каждого номера. Когда все расходились, от зрителей, обсуждавших увиденное, я услышал много прекрасных отзывов, в том числе и о профессионализме актеров. Для меня это была самая значимая похвала, поскольку на протяжении многих лет я прилагал все усилия, чтобы наши фестивальные программы поднялись на профессиональный уровень.

Сутью является преданность, и она – самое важное, но чтобы привлечь обычную публику, все должно быть хорошо организовано и представлено в привлекательном виде. Так мы сможем завоевать весь мир с помощью культуры. Однажды Шрила Прабхупада сказал:

“Это наша миссия. Это культура Индии. Люди жаждут эту культуру, культуру Кришны. Вы должны быть готовы представлять “Бхагавад-Гиту” как она есть. И тогда Индия завоюет весь мир с помощью культуры Кришны. Остальное приложится”. [ лекция, Бомбей, 31 марта 1971 ]

В следующие десять дней мы провели еще два успешных фестиваля в залах, подобных первому, привлекая толпы, по большей части, молодых людей, ищущих духовной жизни. Воодушевленный результатами, я спросил о следующей программе у Вара-наяки даса, президента храма в Сиднее.

– Следующая программа запланирована в Мона Вейл, консервативном городке к северу от Сиднея, – сказал он. – Мы хотим, чтобы на ваших фестивальных программах побывало как можно больше людей из разных социальных групп.

– А раньше мы проводили там программы? – поинтересовался я.

– Насколько знаю, нет, – ответил он. – Но там все эти годы идет распространение книг.

– А что насчет харинам? – уточнил я.

– Может быть, лет тридцать назад, – рассмеялся он.

На подготовку нашего тура по Австралии было потрачено много сил и средств, так что я колебался, проводить ли программу в консервативно настроенном городе. “Несомненно, у нас не будет такого приема, как в пригородах Сиднея”, – думал я.

На следующий день мы отправились в Авалон, городок неподалеку от Мона Вейл. Так как город не очень большой, мы хотели раздать как можно больше приглашений в округе. Со мной был Шанти Параяна дас, который уже много лет жил в Сиднее.

– Авалон еще более консервативен, чем Мона Вейл, – сказал он. – Здесь живут одни из самых богатых людей в Австралии.

Через несколько минут мы въехали в необычный городок. Там были ряды ярких магазинов, уличных кафе и ухоженных садов. Престижные дома были рассеяны среди холмов.

Мы вышли из машин и выстроились для харинамы и некоторые прохожие, останавливаясь, удивленно смотрели на нас.

– Здесь нас знают? – спросил я Шанти Параяну.

– Не похоже, – ответил он.

Я видел, что преданные немного нервничают и чувствуют себя неловко, поэтому, когда мы пошли по тротуару, я стал вдохновлять их улыбаться. Вскоре сила святого имени взяла верх, преданные почувствовали себя увереннее и стали радостно петь и танцевать.

Как и представление, наша харинама была хорошо организована и привлекала внимание. Я настаиваю, чтобы все преданные выглядели безукоризненно: мужчины в хорошо выглаженных дхоти и девушки с гопи-дотами на лицах. Их сари развевались, когда они слажено, все как одна, танцевали.

Группа киртана в блаженстве продвигалась по улицам, преданные улыбались и приветственно махали людям. Они мелодично пели под аккомпанемент барабана, цимбал и маленького аккордеона. Вопреки моим ожиданиям, вскоре стало очевидно, что людям нравится наше воспевание, совсем как в Сиднее. Люди махали и улыбались нам в ответ, и один из русских преданных прокомментировал :

– Они непременно придут, Гуру Махараджа.

– Не стоит беспокоиться, – добавил другой с сильным русским акцентом.

Когда мы свернули на первом перекрёстке, я увидел, как к нашей харинаме быстро направлялся хорошо одетый мужчина.

“О нет, – подумал я, – явно какой-нибудь городской чиновник собирается нас остановить”.

– Продолжайте движение, – сказал я преданным.

Мужчина быстро нагнал нас.

– Вы из движения Харе Кришна? – спросил он меня.

– Да, сэр, – ответил я.

– Тогда это вам, – и с этими словами он вложил мне в руку 150 долларов.

Я остолбенел.

– Благодарю вас, сэр, – сказал я.

– Но только потратьте их на миссию, – улыбнулся он и ушел.

Вскоре тротуар расширился, и мы остановились, чтобы несколько минут попеть рядом с кафе. Один из посетителей вскочил из-за столика и выбежал на улицу. Его глаза были вытаращены от удивления.

– Не верю своим глазам, – громко сказал он, – просто не верю!

Я подошел к нему поближе.

– Не можете поверить чему, сэр? – спросил я.

– Не могу поверить, что вы, ребята, здесь, – ответил он, качая головой.

– Мы рекламируем наш фестиваль в Мона Вейл, – пояснил я.

– Только вчера я переехал сюда из Сиднея, – сказал он. – Я часто обедал в вашем ресторане в Сиднее. Сижу тут и сожалею, что больше не увижу вас, и вдруг вы идете и поете. Это просто невероятно!

Я протянул ему приглашение на программу в Мона Вейл.

– В таких случаях мы говорим, что Кришна все устраивает, – сказал я с улыбкой. – Приходите завтра вечером на фестиваль.

Мы продолжили свой путь по улице, пели и устроили следующую остановку на перекрестке. Вскоре вокруг нас собралась небольшая толпа, с одобрением наблюдая киртан. Тут я увидел двух пожилых женщин, подозрительно глядящих на нас. Одна из них вышла вперед и громко спросила:

– А вы настоящие Харе Кришна?

– Да, мэм, – ответил я, перекрикивая киртан. – Мы настоящие Харе Кришна.

Она обернулась назад к своей подруге и кивнула, подтверждая, что мы настоящие.

Женщины продолжили наблюдать за киртаном, махая и улыбаясь в ответ нашим девушкам каждый раз, когда удавалось привлечь их внимание. Мы пошли дальше, я взял пачку приглашений и стал их раздавать. Одну я протянул пожилому джентльмену, который улыбнулся и сказал:

– Мы 30 лет ждали вашего возвращения.

Заметив своего друга неподалеку, он показал на нас и сказал:

– Эй, Билли, глянь-ка.

Очевидно, его друг никогда раньше не встречал нас.

– Это кто? – спросил он.

– Харесы, – ответил джентльмен.

Услышав его ответ, я рассмеялся и подумал: “У них даже есть имя для нас на слэнге”.

– Хорошие парни, – сказал первый мужчина, отходя.

Это было незадолго до того, как мы подошли к границе квартала магазинов. К этому моменту наше воспевание достигло кульминации, преданные танцевали и кружились в блаженстве. Мы уже хотели повернуть, но тут в 30 метрах увидели парк, где большая группа школьников и взрослых устроила пикник. Услышав звуки киртана, дети тут же вскочили и наперегонки бросились к нам. Через мгновение нас окружало около 100 вдохновенно танцующих с нами детей. Некоторые из них кружились в хороводе. Одни вытягивали преданных в центр круга и танцевали вокруг них. Другие, обнявшись, образовали шеренги и смеясь и хихикая, танцевали в ритм мриданг. Когда темп киртана усилился, некоторые из них схватили своих друзей и стали бешено с ними отплясывать. Кружась, они кричали во всю силу легких: “Харе Кришна!”

Захваченная эмоциями, одна девочка кричала наперекор: “Шоколад вкуснятина!” Я смеялся, наблюдая за тем, как ее друзья неодобрительно смотрели на нее, давая ей понять, что такая вспышка здесь неуместна.

Я посмотрел на родителей и учителей и, к своему удивлению обнаружил, что они в совершенном восторге от происходящего махали и подбадривали детей. И еще больше удивился, когда ко мне подошла супружеская пара с двумя детьми. Они спросили:

– Можно мы оставим детей минут на 20, а сами сходим за покупками?

– Э… да, конечно, – ответил я.

Я показал на танцующих детей и сказал:

– Они могут танцевать в третьем хороводе.

Прохожие останавливались, смотрели на детей и хлопали. Отойдя ненадолго в сторону, я с восторгом наблюдал за развернувшейся сценой. “Такое блаженство возможно только по милости Господа Чайтанйи”, – подумал я, вспомнив стих, который недавно заучил:

йада тада мадхава йатра йатра
джаянти йе йе тава нама-лилах
татраива карнайута-дхарйаманас
тас те шудха нитьям ахам дхайани

“О Мадхава, позволь мне быть,
где воспевают имена Твои и игры,
чтоб миллионами ушей пить вечности нектар”.
[ Вишванатха Чакраварти Тхакур, Анурага-валли, стих 4 ]

Через 45 минут большинство детей разбрелись, петь и танцевать с нами осталось 20-30 энтузиастов. Заметив, что преданные замедлили ритм, несколько детей выбежали вперед, забрали караталы и мриданги и стали играть сами. Две девочки схватили изображение с Панча-таттвой и Харе Кришна маха-мантрой, которое держал преданный. Потом выхватили микрофон у ведущего и стали петь Харе Кришна. Мы отошли назад и недоверчиво смотрели, как они продолжали киртан еще минут 20.

В конце концов, я решил закончить киртан, так как нам надо было продолжать свой путь и рекламировать фестиваль в Мона Вейл. Но дети и слышать об этом не хотели. Погрузившись в нектар воспевания, они не хотели останавливаться. Мне пришлось отключить усилитель. Дети окружили нас, выпрашивая автографы и электронные адреса. А когда преданный вынес пакетики с орешками, которые мы взяли для раздачи, дети набросились на них. Когда они, рассевшись на лужайке, стали есть, кто-то из родителей подошел к нам.

– Мы учим их никогда не брать еду у незнакомцев, – сказал он. – И гляньте, как они уплетают ваши орешки! Вы похитили их сердца, сделав этот пикник лучшим в их жизни. Родители и учителя думают пригласить вас на пикник в следующем году. Это возможно?

– Уверен, это можно будет устроить, сэр, – ответил я, потрясенный происходящим. – Постараемся изо всех сил.

Следующим вечером в Мона Вейл зал был заполнен, пришло больше 350 человек. Многие из них были из Авалона, и многие были с детьми. Во время киртана в конце программы дети пели громче всех, танцуя от всего сердца.

“Воспевайте всегда, когда это возможно. Вы можете воспевать во время прогулки. Мы на своем опыте убедились, что когда дети видят нас на улице, они начинают повторять “Харе Кришна, Харе Кришна”. Даже дети могут воспевать. Это так чудесно.

[ Шрила Прабхупада, лекция, Монреаль, 19 августа 1968 ]

,

Просто гуляйте

Том 8, глава 13
15 ноября 2007 – 1 декабря 2007

 

К тому времени, когда наша группа из 250 преданных прибыла в Джаганнатха Пури, до окончания благодатного месяца Карттика оставалась всего неделя. Первые три недели мы провели, посещая святые места во Вриндаване и Маяпуре. Путешествовать по Индии с таким количеством преданных было нелегко. Условия часто были не из лучших, большие толпы людей в святых местах затрудняли передвижение. Тем не менее, мы необычайно наслаждались паломничеством, поскольку провели много дней, слушая об играх Господа и устраивая долгие бхаджаны в каждом из святых мест.

Все мы жаждали посетить Джаганнатха Пури, одно из самых святых мест в Индии и к тому же расположенное на берегу Индийского океана, где можно прекрасно отдохнуть. По прибытии в Пури один из преданных смущенно спросил, можно ли искупаться в океане.

– О да, – ответил я, – купание в этом океане трансцендентно. Прежде чем поместить тело великого святого Харидаса Тхакура в самадхи, Господь Чайтанья омыл его в этих водах.

харидасе самудра джале снана караила прабху кахе,
“самудра ей ‘маха тиртха’ ха-ила”

“Шри Чайтанья Махапрабху омыл тело Харидаса Тхакура в океане и затем провозгласил: “Отныне этот океан становится величайшим местом паломничества” [Чайтанья-Чаритамрита, Антья-лила, 11.64].

На следующий день я попросил нашего гида, Мадхавананду даса, ученика Гаура Говинды Махараджа:

– Может быть отправимся на парикраму рано утром, чтобы посетить как можно больше мест до наступления жары.

– А куда именно вы хотите пойти? – спросил он. Я на мгновение задумался и ответил:

– Давай просто погуляем по окрестностям.

На моторикшах мы добрались до храма, неизвестного большинству преданных ИСККОН.

– Это храм Радхи-Канты, – сказал Мадхавананда. – Тут Божество – одно из тех шести изначальных Божеств, установленных великим святым Шрилой Нароттамой дасом Тхакуром на первом фестивале Гаура-Пурнимы в Бенгалии 400 лет назад.

Я посещал этот храм много лет назад в поисках этих знаменитых Божеств, но остальные преданные не знали о его существовании. Мы вошли, принесли поклоны и подошли к алтарю, чтобы получить даршан Божества. Пока мы стояли перед Божеством, я сказал преданным:

– Это прекрасное Божество Радхи-Канты, Божество Враджа-Мохана во Вриндаване и Божество Господа Чайтаньи в Бенгалии – единственные, которые мне удалось разыскать из шести изначальных Божеств, установленных Нароттамой дасом Тхакуром. Я искал Их почти двадцать лет.

Когда мы сели, чтобы спеть бхаджан, один из священников, который слышал мои слова, подошел и прошептал мне на ухо:

– Главный священник, который руководит поклонением Радхе-Канте, может рассказать тебе, где находятся остальные трое Божеств. Он пожилой садху, ему за 80, и он весьма осведомлен о традициях Вайшнавов.

– Пожалуйста! – воскликнул я. – Можете устроить мне встречу с ним?

– Попробую, – пообещал священник.

Когда мы начали бхаджан, я взглянул на Радху-Канту и помолился, чтобы Он открыл нам, где находятся другие Божества. Мы продолжали петь и через двадцать минут священник вернулся.

– Махараджа согласился встретиться с вами через десять минут. Вон там, – сказал он и показал на маленькую комнатку рядом с алтарем.

Спустя несколько минут я поспешно направлялся к комнате. Пятнадцать-двадцать преданных следовали за мной. Внезапно в дверях появился пожилой садху. Это был крупный серьезный мужчина, одетый только в набедренную повязку. Увидел, что все мы в комнате не поместимся, он попросил себе стул и сел с нами снаружи. Мы поклонились, выразив ему свое почтение.

– Махараджа, – обратился я к нему, – все мы искренние последователи Шри Чайтаньи Махапрабху, и Его преданный Нароттама дас Тхакур очень дорог нам. Хотим поблагодарить вас и ваших учеников за такую чудесную заботу о его Божестве, Радхе-Канте.

Он смотрел на нас с любопытством, будто никогда раньше не видел западных преданных.

– Что восхищает вас в Тхакуре Махашайе (Нароттама даса Тхакуре)? – спросил он.

– Его глубокая преданность Господу, – ответил я, – которая нашла выражение в его книгах “Према-бхакти-чандрика” и “Прартхана”, а также что он был решительным проповедником послания Шри Чайтаньи Махапрабху.

Пожилой садху улыбнулся и кивнул головой в знак одобрения.

– Мы стараемся как можно лучше заботиться о Радха-Канте, – сказал он. – Самое важное – это преданность. У нас может быть все необходимое, но это не имеет значения, пока мы не предложим все это с преданностью.

– В свое время здесь произошла удивительная лила, – продолжал он с улыбкой. Преданные пододвинулись поближе.

– Пятьсот лет назад сюда пришел Господь Нитйананда, тогда здесь были джунгли. К Нему присоединилась группа детей, и они начали чудесный киртан, который длился много часов. Позже, когда сюда пришел Господь Чайтанйа, Он объявил, что в Джаганнатха Пури есть два места, где можно легко обрести любовь к Богу: храм Тота-Гопинатхи и это место, где Господь Нитйананда в экстазе танцевал с детьми. По прошествии нескольких лет, когда Нароттама даса Тхакур паломником посетил эти места, один из его учеников, Сева дас, попросил разрешения остаться здесь для бхаджана. Позже Нароттама распорядился отослать сюда Божество Радхи-Канты, чтобы Ему поклонялся Сева дас.

Садху замолчал. Я почувствовал, что сейчас самое время задать свой вопрос.

– Махараджа, – сказал я, – После ухода Господа Чайтанйи Нароттам дас Тхакур во время знаменитого фестиваля в Кетури установил Радху-Канту вместе с пятью другими Божествами. Одно из них – золотое Божество Господа Чайтанйи, которому поклоняются в деревне к северу от Калькутты. Среди остальных четырех Божеств Кришны одному, Враджа-Мохану, сейчас поклоняются во Вриндаване. Вы знаете, где остальные три Божества?

– Вы знаете и об этом? – удивился садху.

– В течение двадцати лет я пытаюсь найти Их, – ответил я и процитировал одну из своих любимых мантр, где содержатся имена всех шести Божеств.

гауранга валлабхи канта шри кришна враджа мохан
радха раман хе радхе радха канта намо сту те

Глаза садху расширились от удивления.

– Я знаю, где Они, – тихо сказал он. Я не верил своим ушам.

– Махараджа! – попросил я, – Пожалуйста, скажите, где Их найти.

– Как ты и сказал, – медленно начал он, – Гауранге поклоняются в Бенгалии, в доме Ганга Нараяны Чакраварти, старшего ученика Нароттамы даса Тхакура. Валлабхе-Канте поклоняются в храме в Двараке, но я не знаю точно, где именно. Шри Кришне какое-то время поклонялся царь в Восточной Бенгалии, который затем передал Божество семье брахмана. Чтобы найти Его, потребуется какое-то время. Ты упомянул, что Враджа-Мохану поклоняются во Вриндаване. Я слышал, что Радхе-Раману тоже поклоняются где-то там.

– И Радха-Канта здесь, – завершил он. – Должно быть, вы будете удивлены узнав, что из шести Божеств, установленных Нароттамой, именно Радхе-Канте он поклонялся сам до конца своей жизни.

Я сидел, не в состоянии пошевелиться. В одну минуту двадцатилетние поиски принесли плоды. Насладившись моментом, мы от всего сердца поблагодарили садху, принесли поклоны и удалились.

Мы вышли из храма и пошли по улице.

– Махараджа, – сказал Мадхавананда, – Есть еще одно удивительное место, которое мы можем показать преданным.

– Что может быть удивительнее того места, где мы только что были? – произнёс я, качая головой.

– Давно затерянный храм, – улыбнулся Мадхавананда. – Его обнаружили совсем недавно прямо в сердце Джаганнатха Пури.

– Затерянный храм? – удивился я. – Как может затеряться храм в центре Джаганнатха Пури? По дороге Мадхавананда рассказал мне эту историю.

– Пятьсот лет назад, – начал он, – когда Господь Чайтанйа был в Пури, он жил в доме Своего преданного Каши Мишры. Этот дом, существующий и поныне, позже стал известным храмом Гамбхира, в котором поклонялись личному Божеству Каши Мишры – Радхе-Канте. По строгим правилам, в те времена женщинам не разрешалось совершать личное поклонение храмовым Божествам. Но жена Каши Мишры горячо желала поклоняться Господу в форме Божества, поэтому муж раздобыл прекрасных Божеств Радхи-Кришны, чтобы она поклонялась Им в личном храме, который он выстроил. Всю свою жизнь она поклонялась этим Божествам с всей преданностью. К сожалению, по прошествии веков, этот маленький храм был забыт и разрушился.

– Как священный храм мог прийти в запустение? – спросил я.

– Кали-юга, – покачал головой Мадхавананда и продолжал. – Два года назад Божества жены Каши Мишры пришли во сне к пуджари храма Гамбхира. “Мы стоим под водой, – сказали Они. – Вокруг нас мусор и грязь, и это здесь, за стеной, рядом с Гамбхирой. Пожалуйста, приди и спаси Нас”. Пуджари, проснувшись, принялся за дело. Прихватив инструменты и друзей, он побежал к месту, указанному Божествами. Это место за стеной, куда все выбрасывали мусор, превратилось в заброшенный участок джунглей, на который годами не обращали внимания. Они взобрались по стене и огромной куче мусора и увидели территорию, густо поросшую деревьями и лианами. Прорубая себе дорогу, они обнаружили руины маленького храма. Когда они с трудом открыли дверь, оттуда хлынули потоки воды. Они заглянули внутрь и остолбенели, увидев больших Божеств Радхи и Кришны, стоявших на алтаре. Потребовались недели, чтобы вернуть Божествам Их изначальную красоту. После того, как территорию расчистили и восстановили храм, поклонение там возобновилось.

– Еще одна удивительная история, – сказал я. – Я думал, что подобное происходило только в прошлом. Мне не терпится увидеть этих Божеств. И очень хочется встретиться с этим пуджари.

За разговором мы приблизились к старому храму у границы города. Я вошел, быстро принес поклоны и благоговейно встал перед Божествами, любуясь Их красотой и восхищаясь историей того, как Они вновь явили себя миру.

Пока преданные сидели и слушали от Мадхавананды описание этих игр, мы с Гаура Хари дасом зашли за храм, чтобы в тихом месте прочитать Гаятри-мантру. С нами был юноша, житель Пури, который в тот день помогал нам с переводом. Как только мы закончили читать Гаятри, я заметил пожилого человека, который вышел из маленькой пристройки к храму. Меня сразу привлек его святой вид, я спонтанно предложил ему поклоны и поднявшись, направился к нему.

– Кто этот блаженный садху? – спросил я переводчика. – Он стар, но из-за исходящего от него сияния выглядит молодым.

Переводчик стоял со сложенными ладонями и смотрел на садху.

– Это тот пуджари, к которому пришли во сне Божества этого храма, – сказал он. – От любви к Ним он теперь живет поблизости.

Я не мог поверить нашей удаче. Склонившись перед садху, я попросил его положить ладони мне на голову и благословить меня. Как и все Вайшнавы, он был очень милостив. Широко улыбнувшись и возложив руки мне на голову, он громко произнес:

харер нама харе нама харер нама ева кевалам
калау насти эва насти эва насти эва гатир аньятха

“В этот век раздоров и лицемерия, единственный способ обрести освобождение – повторение Святого Имени Господа. Нет иного пути. Нет иного пути. Нет иного пути.” [ Брихад-нарадия Пурана 3.8.126 ]

Я благодарил его снова и снова. Второй раз за это утро я испытывал глубокую благодарность к святому. Мы снова принесли поклоны и вернулись к нашей группе. Преданные слушали повествование Мадхавананды, и я повернулся к Гаура Хари:

– Мы уже знаем эту историю, давай возьмем переводчика и погуляем, посмотрим, что здесь в округе интересного.

Выйдя, мы свернули на узкую улочку. Переводчик объяснил нам, что мы в старой части города, в которой живут брахманы из главного храма со своими семьями. Я благоговейно рассматривал древние здания.

Мы завернули за угол и увидели пожилую женщину, которая сидела на крыльце своего дома и принимала прасад из маленькой глиняной миски, стоявшей на земле. Она медленно и с глубоким почтением брала каждый кусочек.

– Замечательный снимок, – сказал я Гаура Хари, достав камеру и сделав несколько кадров. Тут из дома вышел мужчина, ему было за шестьдесят. Заметив нас, он тут же улыбнулся. Он был в дхоти, на шее был небольшой чадар, с плеча свисал брахманский шнур.

– Это моя мать, – сказал он. – Почитает прасад Господа Джаганнатхи.

– Один из главных священников, – шепотом пояснял переводчик. – Каждый день он получает немного прасада, который предлагался Господу Джаганнатхе на особой золотой тарелке и который готовят отдельно лучшие повара храма.

Священник подошел поближе, чтобы поговорить с нами.

– Вы Вайшнавы? – поинтересовался он.

– Да, Махараджа, – ответил я. – По милости наших духовных учителей мы стали слугами Господа. Приехали в Джаганнатха Пури на парикраму с большой группой преданных с запада.

Он постоял несколько мгновений, разглядывая нас, а затем медленно повернулся и пошел к крыльцу, на котором его мать принимала прасад. Он почтительно взял немного прасада с ее тарелки, вернулся и положил в наши руки. Ошарашенные его щедростью, мы стояли, не зная, что делать дальше.

– Примите прасад, – с улыбкой сказал он. Глядя на его мать, которая продолжала наслаждаться прасадом, я положил прасад Господа Джаганнатхи себе в рот с максимальной преданностью, на которую только был способен.

– В жизни ничего подобного не пробовал, – сказал я Гаура Хари. – Просто божественно.

Брахмана вернулся к своим обязанностям, а мы склонились, вновь благодаря садху за его доброту к нам.

– Это милость святой дхамы, – сказал я Гаура Хари по пути обратно к нашей группе. – Садху, живущие здесь, милостиво делятся с другими своей удачей. Вот почему как можно чаще мы должны посещать такие святые места.

– Согласен, – с энтузиазмом ответил Гаура Хари.

– Опыт, который мы получили сегодня в Джаганнатха Пури, – сказал я, – укрепляет мою веру в то, что однажды я обрету редчайшее сокровище любви к Богу.

Пока мы шли, я вспомнил прекрасный стих:

идам сена бхагьям бхавати сулабхам йена йувайос
чатапй асйа премнах спхурати на хи суптав апи мама
падартхе смин йушмад враджам анунивасена джанитас
татхапй аса бандхах паривридха варау мам драдхаяти

«Я даже не мечтаю о сиянии той любви, что с легкостью дарует удачу служенья Вам.
И все же проживание в Вашем Врадже, о мои царь, царица, дарует мне надежду»
[ “Уткалика-Валлари”, стих 64 ]

Встретившись с нашей группой парикрамы, мы отправились туда, где остановились. Когда мы оказались на улице Сапта Риши неподалёку от нашей гостиницы, я повел преданных в дом Джагадананды, одного из близких спутников Господа Чайтаньи.

В храме я стал рассказывать преданным:

– Джагадананда написал книгу под названием «Према Виварта», в ней он детально проанализировал любовь к Богу. Кавираджа Госвами говорит в “Чайтанья Чаритамрите”:

джагадандера према-виварта суне йеи джана
премера сварупа джане пайа према дхана

“Каждый, кто слушает о любовном взаимообмене между Джагаданандой Пандитом и Шри Чайтаньей Махапрабху или читает книгу Джагадананды “Према Виварта”, сможет понять, что такое любовь. Более того, он достигнет экстатической любви к Кришне”.

– Это то, что мы надеемся обрести в будущем, – сказал я с улыбкой, – после того, как нам удастся обуздать наши материальные желания. А сейчас давайте вернемся в наш ашрам.

Я не затягивал. Я видел, что преданные устали. Когда мы выходили из храма, через дорогу я увидел знаменитый храм Брахмананды Бхарати Махараджа, еще одного великого спутника Господа Чайтаньи. Там шли восстановительные работы, и мне стало любопытно понаблюдать за ними; я взял за руку моего ученика Нароттаму даса Тхакура даса и мы, поднырнув под леса, вошли внутрь.

Храму уже 500 лет, все в нем напоминает о его возрасте. Там нет окон и освещения, но благодаря солнечным лучам, попадающим через дверной проем, мы смогли увидеть на алтаре прекрасных Божеств Радхи и Кришны.

– Это были личные Божества Брахмананды Бхарати Махараджа, – сказал пуджари, появившись из-за наших спин. – Благодаря помощи некоторых преданных ИСККОН мы возвращаем храму его изначальную славу. Позвольте, я покажу вам шалаграма-шилы, которым поклоняются здесь со времен Чайтанйи Махапрабху.

Он зашел в алтарь, взял деревянную коробочку, полную шил и протянул ее вперед так, что она оказалась прямо у нас перед глазами.

– Очень красивы, – сказал я.

Тут я заметил маленький черный камушек с красивой белой линией, обвивавшей его несколько раз.

– Это Шива-лингам, сам Господь Шива, – прошептал я Нароттаму. – В былые времена садху поклонялись Шиве в такой форме. В наши дни такие лингамы можно увидеть только в храмах. Большая редкость.

Я замолчал на мгновение.

– Мне всегда очень хотелось иметь такой, – сказал я, – это то, чего мне не хватает на алтаре.

– Но зачем нам, преданным Кришны, поклоняться Господу Шиве? – спросил Нароттам.

– В шастрах говорится, что он величайший Вайшнав, – ответил я. – А только по милости Вайшнавов мы можем обрести служение Господу.

Я процитировал “Бхакти Ратнакару”.

шримад гопишварам ванде
шанкарам каруна майам
сарва клеша харам девам
вриндаранья рати прадам

“Я предлагаю свои почтительные поклоны Гопешваре, самому Господу Шиве.
Он очень милостив, устраняет все препятствия и дарует духовную любовь во Вриндаване”.

[ Бхакти Ратнакара 5.3741 ]

Я долго смотрел на шилу.

“Не буду просить ее, – думал я. – Может быть, в другой раз. Скорее всего, пуджари все равно не отдаст ее мне”.

Я поблагодарил пуджари за этот особенный даршан и повернулся к Нароттаму.

– Идем, – сказал я.

Центральный вход был закрыт, и в темноте я осторожно пробрался к дверям, нащупал ручку, повернул ее и вышел на яркий солнечный свет.

Я собрал преданных и какое-то время рассказывал им о Брахмананде Бхарати Махарадже, а затем объявил, что мы возвращаемся в наш ашрам. Тут я заметил, что Нароттама с нами нет.

– Где Нароттам? – спросил я преданных. В ту же секунду он появился.

– Простите, что заставил себя ждать, Гуру Махараджа, – сказал он. – Но, думаю, вы не расстроитесь, потому что у меня для вас кое-что есть.

И он вложил мне в руку прекрасный Шива-лингам.

– Нароттам!- воскликнул я. – Как тебе удалось заполучить его?

– Это было просто, – ответил он. – Я сказал пуджари, что это вы и несколько ваших учеников являетесь основными спонсорами, жертвующими деньги на реконструкцию этого храма в течение нескольких лет. Когда он услышал об этом, то отдал шилу с чувством глубокой благодарности и любви.

В тот вечер я вспомнил слова ученика Шрилы Прабхупады, Мадхавананды даса, из интервью Ядубаре дасу. Он рассказывал о парикраме Шрилы Прабхупады по Вриндавану в 1971-м с его западными учениками:

“Когда мы приехали во Вриндаван, я помню, что пошел в комнату Прабхупады и предложил поклоны. Я спросил: “Шрила Прабхупада, что мы теперь должны делать?”. Он взглянул на меня и произнес: “Просто гуляйте”.