,

Уроки путешествий

Том 11, глава 2

14-23 февраля 2010

Мой самолет на Лос-Анджелес пошёл на взлет, я смотрел на исчезающий за окном австралийский пейзаж и вспоминал свое трехмесячное пребывание в этой стране. “Наш фестивальный тур был довольно напряженным, – думал я, – но он пролетел, как одно мгновение. Когда получаешь удовольствие от того, что делаешь, время летит быстро”.Я был изможден, но заставлял себя бодрствовать, пока стюардессы показывали, что делать в чрезвычайных ситуациях. Как только они закончили, я стал засыпать, предложив молитву своему духовному учителю:“Шрила Прабхупада, пожалуйста, примите плоды нашего служения. Наша группа из тридцати преданных провела 48 фестивалей подряд, практически без перерыва. 27 000 человек побывали на двухчасовой культурной программе. Мы продали 3 500 книг и распространили 21 000 порций прасада”.Спустя пятнадцать часов мы приземлились в Лос-Анжелесе, и я, взяв свою ручную кладь, пошел к стойкам паспортного и таможенного контроля. Совершенно иная реальность Америки заставила померкнуть впечатления об австралийском туре. Я протянул свой паспорт служащему иммиграционного контроля.

– Откуда вы прибыли? – спросил он.

Я едва стоял на ногах от усталости после долгого полета, и мне пришлось задуматься на мгновение.

– Эээ… из Сиднея, – ответил я.

Он рассмеялся.

– Не беспокойтесь, длительные перелеты отражаются на всех, – ответил он.

Я повесил свою сумку на плечо и пошел к месту выдачи багажа.

“Тур по Соединенным Штатам будет нелегким, – думал я. – В этом году мне никто не будет помогать. Но нечего жаловаться: обязанность санньяси – путешествовать в одиночку и учиться полагаться только на Кришну”.

Я вспомнил комментарий Шрилы Прабхупады, который очень дорог моему сердцу, с тех пор как тридцать один год назад я принял отреченный образ жизни:

“Долг странствующего отшельника – познать творение Бога во всем его разнообразии, странствуя в одиночестве по лесам, горам, городам, деревням и т. д., чтобы обрести веру в Бога и силу ума, и также чтобы нести людям свет послания Бога. Санньяси обязан без страха преодолеть все эти опасности, и образец санньяси нашего времени, Господь Чаитанйа, так же бесстрашно странствовал по джунглям центральной Индии, просветляя даже тигров, медведей, змей, оленей, слонов и других обитателей джунглей” (Шримад-Бхагаватам 1.6.13, комментарий).

Через три дня в Сан-Диего, едва оправившись от недомогания из-за смены часовых поясов, я приготовился лететь в Ванкувер с пересадкой в Сиэтле. Я собирался посетить свадьбу моей ученицы Судеви-сундари даси и ее жениха Трикалагьи даса. Обычно санньяси не ходят на свадьбы, но, будучи духовным учителем Судеви, я хотел вдохновить ее при вступлении в грихастха-ашрам. Она и ее будущий муж были хорошими преданными, и я знал, что они будут вместе распространять сознание Кришны.

Когда я приблизился к стойке контроля, у меня все вылетело из головы, и мне пришлось напрячься, чтобы вспомнить, куда я лечу. Несомненно, это случилось из-за моей усталости. Я протянул свой билет женщине за стойкой и попросил ее зарегистрировать мой багаж только до Сиэтла.

– У меня будет два часа ожидания, – сказал я. – Там я отдам сумки другу, полечу в Ванкувер уже без них, пробуду в Ванкувере только один день и вечером уже вернусь в Сиэтл. В Ванкувере эти сумки будут мне не нужны.

И в тоже мгновение я понял, что совершил ошибку. Какое-то время назад такую тактику использовали террористы: выгружали сумки с взрывчаткой в одном городе, а потом летели в другой.

Её лицо потемнело.

– Что? Только до Сиэтла? – спросила она.

– Я хотел оставить свои сумки в Сиэтле, но сейчас понимаю…

Прежде чем я закончил фразу, она подняла трубку телефона и вызвала охрану. Через секунду появился охранник и приказал мне следовать за ним. Все глазели на меня, когда мы уходили.

Вскоре я уже сидел в его кабинете, а он листал мой паспорт.

– У вас много виз в мусульманские страны, – сказала он, – Казахстан, Азербайджан, Узбекистан, Бахрейн, Оман, и это только некоторые из них. Какие у вас дела в этих странах, сэр?

Я занервничал.

– Я миссионер, сэр, – ответил я. – Я путешествую по миру.

– Что за миссионер? – спросил он.

– Я из движения Харе Кришна, – ответил я.

– Это что-то индийское, не так ли? – уточнил он.

– Да, – ответил я.

– Оoо… миссионер индуизма в мусульманских странах? – переспросил он.

– Понимаю, это звучит странно.., – начал было я.

Он посмотрел мне прямо в глаза.

– Если у вас международный рейс, почему вы просите, чтобы багаж мы зарегистрировали только до города, где вы будете делать пересадку? – спросил он.

– Я лечу в Ванкувер только на один день, – пояснил я. – Багаж мне там не понадобится.

– Звучит не слишком убедительно, – заметил он.

Они проверили мои сумки и не нашли никакой взрывчатки.

– Можете идти, – холодно сказал он.

Я чувствовал себя глупо, меня немного трясло. Я вернулся назад к стойке и закончил регистрацию.

Когда самолет на Ванкувер взлетел, я стал обдумывать происшедшее.

“Это была глупая ошибка, – сказал я сам себе, – и усталость не может служить оправданием”.

Из-за того, что я задержался с регистрацией, мне досталось среднее место в ряду из трех сидений. Через несколько минут полета мужчина, сидевший слева от меня, повернулся ко мне и спросил:

– Правда, Америка замечательно выступает на Олимпийских играх в Ванкувере?

Я знал, что в Ванкувере проходят Олимпийские игры, но понятия не имел о результатах.

– Да, – ответил я, – просто замечательно.

– Что вы думаете о выступлении Бода Миллера? – спросил мужчина, сидевший справа от меня.

– Бод Миллер? – переспросил я.

Они оба уставились на меня, не веря своим ушам.

– Да, Бод Миллер, горные лыжи, – сказал мужчина слева.

– Вы американец? – поинтересовался сосед справа.

– Да вообще-то американец, – ответил я.

– И вы не знаете Бода Миллера? – удивился он

Я молчал.

– Что насчет Шона Уайта? – продолжил он. – Главная надежда Америки на золото в халф-пайпе*.

– В халф-пайпе? – переспросил я.

И снова они удивленно уставились на меня.

– А как насчет Линдси Вонн? – спросил мой сосед слева. – Недавно она повредила голень, но все равно собирается участвовать в лыжных гонках. Ее-то вы знаете?

– Нет, не уверен, – ответил я.

– Мужчина, вы с какой планеты? – воскликнул он.

Я не ответил.

– Если вы американец, вам следовало бы быть в курсе событий, – продолжил он. – Америка собирается всем надрать задницу в Ванкувере. Мы побьем русских коммуняк.

– Что? Коммуняк? Россия давно демократическая страна. Почему вы называете их коммунистами?

– Ну, кем бы они ни были, они не американцы, и мы сотрем их в порошок, – сказал он.

– Да, – добавил другой, – вместе с китайскими тряпками.

– Минуточку, – сказал я, – это совсем не соответствует духу Олимпиады.

Я задумался на мгновение.

– Скажите мне, ребята, вы много путешествуете? – спросил я. – Я имею в виду, бывали вы когда-нибудь за пределами Соединенных Штатов?

– Нет, – ответил сосед слева. – Это моя первая поездка.

– У меня тоже, – сказал второй. – И я еду на Олимпиаду.

– Что ж, если бы вы путешествовали больше, то увидели бы, что люди везде очень похожи, – сказал я. – Все мы – души, ведущие борьбу в материальном мире.

Они непонимающе посмотрели на меня и замолчали.

Я откинулся назад.

“Быть странствующим монахом трудно, – подумал я. – Но в этом есть свои преимущества. Одно из них – видеть истинное равенство живых существ”.

Когда я засыпал, я вспомнил слова Марка Твена:

“Путешествия гибельны для предрассудков, фанатизма и ограниченности, вот почему они так остро необходимы многим и многим у нас в Америке. Тот, кто весь свой век прозябает в каком-то одном уголке мира, никогда не научится терпимости, не сумеет широко и здраво смотреть на жизнь”.

В Сиэтле я пересел на рейс до Ванкувера. Высадившись в Ванкувере, я схватил свою ручную кладь и побежал к стойке иммиграционного контроля. До начала свадьбы оставалось полтора часа. Я подошел к стойке и протянул свой паспорт служащему. Он набрал мое имя и паспортные данные у себя в компьютере, сделал паузу и посмотрел на меня.

– Пожалуйста, отойдите в сторону на минуту, – сказал он.

– Что-то не так? – спросил я.

Он не ответил. Через минуту подошел еще один служащий.

– Следуйте за мной, – сказал он.

Когда мы уходили, люди смотрели на меня так же, как в Сан-Диего.

Через две минуты я сидел в офисе, на этот раз со мной беседовали трое служащих иммиграционного контроля. Скорее всего, им сообщили обо мне их коллеги из Сан-Диего.

– Зачем вы приехали в Канаду? – спросил один из них.

– Меня пригласили на свадьбу, – ответил я. – Я уезжаю назад в Сиэтл сразу после церемонии.

– Как зовут жениха и невесту? – спросил он.

Я застыл. Я не знал их мирские имена.

– Прошу прощения, офицер, – ответил я. – Не знаю. Я знаю только их духовные имена.

Он покачал головой.

– А где будет проходить свадьба? – снова спросил он.

И снова я пришел в замешательство. У меня не было ни малейшего представления о месте, где будет проходить свадьба.

– Не знаю точно, – ответил я, – мне нужно посмотреть в моем ай-фоне.

Он пролистал мой паспорт.

– Я вижу, вы много времени проводите в России, – сказал он.

– Да, офицер, – ответил я.

– Почему?

– Я странствующий монах из движения Харе Кришна, – ответил я. – Я приезжал в Россию еще до падения коммунизма и с тех пор забочусь о нашей общине там.

– Вы когда-нибудь работали на правительство США? – спросил он.

– Нет, сэр, – ответил я.

– Служили в вооруженных силах? – продолжал он.

– В вооруженных силах? – переспросил я. – Да, сэр. Я служил в морской пехоте. Но какое это имеет отношение к делу? Я приехал сюда на свадьбу и вечером уже уезжаю.

– На свадьбу! – усмехнулся он. – И не знаете имена новобрачных и адрес, где будет проходить церемония!

– Обычно меня встречают и отвозят на место.., – начал объяснять я.

– Отправляйте его назад, – сказал один служащий другому.

– Что? – воскликнул я. – Вы собираетесь отправить меня назад в Сан-Диего?

Третий твердо взял меня за руку и повел к двери.

Внезапно меня озарило. Я повернулся.

– Подождите минутку, – попросил я. – Я дам вам номер телефона моего секретаря. Она может поручиться за меня. Она будет на свадьбе.

Моя ученица, Расика-широмани даси, которая организовывала мой тур по Соединенным Штатам, вместе с несколькими преданными приехала в Ванкувер из Сиэтла на машине.

Он позвонил Расике и пятнадцать минут допрашивал ее.

– Ладно, – сказал он, повесив трубку. – Похоже, вы действительно будете участвовать в свадьбе.

Он взял ручку, чтобы подписать отчет, но сначала посмотрел на меня и спросил:

– Что еще вы планируете сделать, находясь здесь?

И тут мне в голову пришла блестящая мысль.

– Если у меня будет время, – сказал я, – Я постараюсь посмотреть выступления олимпийцев. Например, Бод Миллера, Линдси Вонн или Шона Уайта, претендентов на золотые медали.

Через несколько минут я вышел из терминала. Ко мне подбежал преданный.

– Что случилось, Махараджа? – спросил он. – Вы потеряли свой багаж?

– Нет, – ответил я, – я не потерял свой багаж. Я совершил глупую ошибку. Иногда это происходит. Но я извлек урок, очень хороший урок из этого путешествия.

Тем вечером я вспомнил слова пророка Мухаммеда:

“Не говорите мне, насколько вы образованы. Расскажите мне, сколько вы путешествовали”.

 

____________________

* одна из дисциплин при выступлении на сноуборде, трюки на ледяном участке, похожем на половину разрезанной вдоль трубы (прим. Вайрагьи д.)