, , ,

Возвращение домой

Том 10, глава 1
16 – 30 ноября 2008

 

В 70-е годы каждый раз, когда я приезжал в Индию, я испытывал культурный шок. Перенаселенные города, жара, еда, тропические болезни и аскетичные поездки внутри страны постоянно напоминали мне, что я гость в чужой стране.

В последующие годы я стал посещать Индию чаще, и в итоге стал чувствовать себя там как дома, особенно во Вриндаване и Маяпуре, где Господь однажды явил Свои трансцендентные игры.

Но в этом году я испытал культурный шок, когда после Индии приехал в Гонконг. Как человек с современным складом ума, я должен был бы чувствовать себя в Гонконге как дома. Ведь это такой же западный город, как Нью-Йорк, Лондон или Париж, но я почувствовал себя не в своей тарелке, ещё даже не покинув аэропорта.

Когда мы со Шри Прахладом прошли ослепительные залы иммиграционного контроля и таможни, я повернулся к нему и сказал:

– Есть только одна причина, чтобы уехать из Вриндавана.

– Какая? – спросил он.

– Чтобы поделиться своей удачей с другими, – ответил я.

Я чувствовал себя неуютно, пока на следующий день мы с 50 преданными из Китая не отправились на харинаму. Как только Шри Прахлад под аккордеон начал вести киртан, мне показалось, что я очутился во Вриндаване.

Я махнул ему и, перекрывая звук каратал и мриданг, крикнул:

– Эй! Мы будто и не уезжали из дхамы!

Но как только мы вернулись в гостиницу, гуны природы снова перешли в наступление. Я зажег благовония и свечи на своем алтаре и сел читать джапу.

– Вот так-то лучше, – подумал я.

И все же это было странно. Я всегда быстро приходил в себя после отъезда из Индии. Мне подумалось, дело в том, что в этот раз два месяца парикрам по Вриндавану были столь глубоки и содержательны, что контраст с Гонконгом оказался слишком велик.

Несколько дней спустя мы отбыли на Филиппины. Во время полета я прочитал в газете отчет Национального Комитета по Разведке США (Совет по координации усилий разведки в определенных географических регионах и промышленных отраслях – прим. пер.). Отчет, на подготовку которого ушел целый год, кратко описывал будущее для администрации нового президента Барака Обамы. Он назывался “Глобальные тенденции до 2025 года. Меняющийся мир” и содержал довольно смелые предсказания:

“Риск использования ядерного оружия к 2025 году невероятно возрастет, что приведет к напряженной и нестабильной обстановке в мире и угрозе войны”.

“Мир в ближайшем будущем столкнется с все возрастающей вероятностью возникновения конфликтов из-за ресурсов, в том числе из-за продовольствия и воды. Его будут упорно преследовать угрозы “стран-изгоев” и террористических группировок, которые все чаще станут получать доступ к ядерному оружию”.

“Увеличение разницы в уровне рождаемости, в соотношении богатых и бедных, а также воздействие изменений в климате могут еще больше усилить напряженность”.

Я откинулся назад и стал размышлять над тем, что только что прочитал.

“Все это сделает и без того нелегкую задачу оставаться в сознании Кришны на Западе еще более трудной”, – сказал я сам себе.

Тем вечером в Маниле мы провели харинаму, в которой участвовало более сотни преданных. Я был уже весь мокрый из-за высокой влажности, когда мы, воспевая, проходили мимо обветшалых зданий, расположенных рядом с университетом. На улицах было полно торговцев, повсюду были толпы людей. Беспризорники пели и танцевали вместе с нами.

– Следи за своей сумкой, – сказал я преданному-филипинцу, когда мы остановились на перекрестке. – Эти маленькие уличные мальчишки воспользуются твоей невнимательностью и утащат ее.

Харинама, как всегда, была преисполнена блаженства, но как только она закончилась, я почувствовал жажду по чистой и святой атмосфере дхамы, которая была сейчас в тысячах милях от меня.

Я стал ругать себя. “Так нехорошо, – думал я. – Я должен изменить это умонастроение. Цель посещения святой дхамы – вернуться и проповедовать в местах, подобных этому”.

Я открыл свое сердце Шри Прахладу:

– Я все еще тоскую по домашней атмосфере Вриндавана, – сказал я.

Шри Прахлад улыбнулся и процитировал слова Адвайта Ачарьи, которые тот произнес, обращаясь к Господу Чайтанье Махапрабху:

ачарья кахе – туми яхан сей вриндавана
“Где бы Ты ни был, Мой Господь, там Вриндаван”.

После недели, проведённой в Маниле, мы вылетели в Сидней, где присоединились к 26-ти преданным из моего Европейского летнего тура. Мы начали двухмесячный фестивальный тур по Австралии, и наша первая программа должна была быть в Терригале, небольшом пригороде Сиднея.

Но мы были так заняты репетициями, что не оставалось достаточно времени на харинамы. Поэтому я отправился к нашему спонсору и организатору фестивалей Пратапану дасу.

– Я беспокоюсь, – сказал я ему. – У нас есть время только на одну харинаму, чтобы прорекламировать нашу программу. Возможно, придет мало людей.

– Не беспокойтесь, – ответил он. – Мы развесили много плакатов и раздаем приглашения в супермаркетах. Город уже гудит.

За день до нашей программы в Индии произошло нечто ужасное. То, что я прочитал в Интернете, повергло меня, как и многих людей по всему миру, в шок… небольшая группа террористов-мусульман напала на несколько общественных мест в Мумбае, финансовой столице Индии.

На следующий день я узнал новые подробности этой жуткой атаки на Мумбай. Я получил электронное послание от Ашока Тивари, кандидата в мои ученики из Мумбая. Он начальник вокзала Виктория, одного из объектов, подвергшихся нападению террористов.

Ашок рассказал мне, что он как раз собирался лечь спать, когда ему позвонил перепуганный дежурный по вокзалу и сказал, что два человека, вооруженные АК-47, расстреливают людей. Ашок бросился к вокзалу, который находится в нескольких километрах от его дома, и увидел, что полицейские вели перестрелку с террористами, которые после этого исчезли в ночи. Он помог полицейским погрузить раненых в такси и другие машины и отвезти их в больницу. Хуже всего было то, что среди 50 погибших он нашел своих пятерых сотрудников, лежащими на полу в лужах крови.

По дороге на программу я вспомнил про отчет США, где говорилось, что в ближайшем будущем активность террористов возрастет.

– Ближайшее будущее всегда приходит слишком быстро, – тихо сказал я, когда мы въехали в Терригал.

И хотя трагедия произошла в тысячах миль от нас, это было напоминанием о жизни в материальном мире и необходимости проповедовать сознание Кришны.

“Шрила Прабхупада уехал из Вриндавана лишь по этой причине, – сказал я себе, когда двери в зал открылись и люди хлынули туда. – И я желаю только одного: полностью сосредоточиться на том, чтобы дать этим людям духовное знание, которое они ищут”.

В этот момент ко мне подошел хорошо одетый мужчина.

– Простите, – обратился он ко мне, – это вы Индрадьюмна Свами?

Я был удивлен, что гость знает мое имя.

– Да, сэр, – ответил я, – это я Индрадьюмна Свами.

– Вы будете выступать сегодня вечером?

– Да, буду, – ответил я, – всего через несколько минут.

– Я пришел, чтобы послушать вашу речь.

– Правда? – немного смущенно спросил я.

– Дело в том, – ответил мужчина, – что я был на одном из ваших фестивалей в пригороде Сиднея в прошлом году, и лекция, которую вы дали, перевернула всю мою жизнь.

– Все что я знаю, я узнал от моего духовного учителя, – ответил я.

– На самом деле, тогда я попал на нее случайно, – стал рассказывать он. – Я был бездомным бродягой. Из-за жизненных невзгод я стал алкоголиком. В результате потерял высокооплачиваемую работу, а жена выгнала меня из дома. Два года я бродил в окрестностях Сиднея, выпрашивал еду на кухнях или находил ее в мусорных баках. Все деньги, которые мне удавалось насобирать, попрошайничая, я тут же тратил на вино.

Тут один из преданных прервал нас.

– Гуру Махараджа, извините, – решительно сказал он. – Там собралась толпа в 900 человек, у нас еще никогда не было такого количества зрителей. Вы выступаете через 10 минут.

Я едва расслышал его слова, поскольку полностью сосредоточился на стоящем передо мной мужчине.

– Как-то я проходил мимо концертного зала в Ньютауне, – продолжал мужчина. – Там висел плакат с рекламой вашего представления, и говорилось, что будет бесплатный пир. Я постарался привести в порядок свою грязную одежду, пригладил волосы, чтобы выглядеть представительно, и вошел. Внутри было темно, была освещена только сцена, и вы только что начали свою лекцию. Я не увидел ничего, что можно было бы съесть, поэтому сел в кресло и стал слушать.

Понял я немного. Но я услышал, как вы объясняете то, что вы называете 4 регулирующими принципами: не есть мясо, не употреблять одурманивающие вещества, не заниматься незаконным сексом и не играть в азартные игры. Каким-то образом ваши слова вошли в моё сердце, и я изменился. Я ушел сразу, как вы закончили, и пока брел по улицам, принял решение, что с того самого момента буду следовать этим правилам.

Можете не верить, но с того момента я не брал в рот ни капли алкоголя. Я стал жить чистой жизнью. И, буквально в двух словах, моя жена приняла меня назад, и я даже вернулся на свою прежнюю работу.

– Какая удивительная история, – воскликнул я.

– И это еще не все, – продолжил он. – Я все время думал, когда же я снова встречу вас. Шесть месяцев назад один из ваших подошел ко мне на улице с книгой, это была Бхагавад-Гита. Я помнил о ней, поскольку вы упоминали ее в своей лекции. Я купил ее и тем же вечером начал читать.

Там были адреса ваших центров в Сиднее, так что на следующий день я пошел в один из них и послушал ещё одну лекцию. Лектор говорил о том, что нужно не только соблюдать регулирующие принципы, но и читать Харе Кришна мантру, и я купил четки с мешочком. Последние несколько месяцев я повторяю по 16 кругов ежедневно.

– Это поразительно, – сказал я и посмотрел, что происходит на сцене.

– А в следующем году мы с женой планируем поехать в Индию, во Вриндаван.

– Что? – спросил я. – Вы хотите поехать во Вриндаван?

Он улыбнулся.

– Да, – ответил он. – Вы там были?

– Да, был, – тихо ответил я, – много раз.

– Я так хочу поехать туда! – сказал он.

В этот момент другой преданный прервал нас.

– Махараджа, – позвал он, – ваш выход.

Я мгновение поколебался, а затем повернулся к своему собеседнику.

– Спасибо, что рассказали мне свою историю, – сказал я.

– Это я должен благодарить вас, – ответил он.

– Мы можем продолжить разговор позже, – сказал я, уходя.

– Нет необходимости, – ответил он. – Я уйду, как только вы закончите. Я надеюсь, что ваша лекция еще больше вдохновит меня повторять святые имена.

Я поднялся на сцену, чтобы дать лекцию. Я сел и окинул взглядом огромную аудиторию. И тут заметил в первом ряду мужчину, с которым только что разговаривал.

“Сколько еще людей, таких как он, сидят в зале? – подумал я. – Сколько еще людей получат милость Господа Чайтаньи сегодня вечером?”

Эта мысль заставила мое сердце биться чаще. Преданный, который настраивал микрофон для меня, заметил мое волнение. Он наклонился к моему уху.

– Махараджа, – прошептал он, – все в порядке?

– Да, – ответил я. – Я в порядке. Все хорошо.

И я вспомнил слова Адвайта Ачарьи: “Где бы Ты ни был, Мой Господь – там Вриндаван”.

Я почувствовал, как губы мои расплываются в улыбке.

– Все в порядке, – повторил я. – Хорошо снова оказаться дома.

Примечание.

29 ноября 1971 года Глава муниципалитета Вриндавана, его члены и секретари, а также жители Вриндавана Дхамы обратились к Шриле Прабхупаде с такими словами:

“О великая душа! Сегодня мы, жители Вриндавана, известные как Бриджабаси, все вместе смиренно приветствуем Ваше Святейшество в святом месте Вриндаване и очень гордимся этим. На протяжении многих лет Вы жили в храме Радхи-Дамодары и в настроении глубокой медитации поклонялись Ее Светлости Шримати Радхарани, и поэтому сейчас Вы обрели понимание того, как освободить весь мир. В доказательство Вашего совершенства мы собственными глазами можем видеть Ваших западных учеников, и мы с гордостью наблюдаем, как они меняются, благодаря Вам. Мы считаем привилегией для себя видеть Вас одним из нас, жителей Вриндавана. Мы уверены, что где бы Вы не путешествовали, Вы должны нести с собой дух Шри Вриндавана-дхамы. Культура, религия, философия и трансцендентное бытие Шри Вриндавана-дхамы путешествует с Вами.

Благодаря посланию, которое несете Вы, Ваше Святейшество, люди всего мира обретают близкие отношения с Вриндавана-дхамой. Мы абсолютно уверены, что только благодаря Вашей проповеди трансцендентное послание Вриндавана распространится по всему миру”.

, ,

Её собственной рукой

Том 9, глава 20
4 октября – 14 ноября 2008, Вриндаван, Индия

 

Для большинства людей Новый год начинается первого января. Для меня же он начинается в начале октября, когда заканчивается мой ежегодный проповеднический тур по всему миру, и я отправляюсь во Вриндаван, чтобы восстановить свои духовные силы.

Перед тем как отправиться в Индию в этот раз, я сел и расписал свой план на 2009 год. Закончив, я обнаружил, что нет практически ни одного свободного дня между поездками по всем континентам, где меня ожидают около ста масштабных фестивалей в Польше, Англии, Южной Африке, Гонконге и Австралии.

Я посмотрел на свое расписание и покачал головой.

– Мой дорогой Господь Кришна, – произнес я вслух, – пожалуйста, дай мне вдохновение, духовную силу и энергию, чтобы выполнить всё это служение.

Хотя за последние 38 лет я уже много раз посещал Вриндаван, каждый раз, вновь приезжая туда, я ожидаю чего-то необычного. При посадке в Лондоне на рейс до Дели я так волновался, будто ехал во Вриндаван впервые в жизни.

Когда самолет взлетел, я стал размышлять над тем, какой была Индия в 70-е и 80-е годы. В те дни ее считали страной третьего мира, и на Западе я часто слышал выражение “голодные толпы”. Конечно, в Индии не было никаких голодных толп, но мало кто знал реальные факты, всё основывалось на слухах.

Когда самолет набрал высоту и на табло загорелась надпись, что можно расстегнуть ремни безопасности, я взял журнал “Интернешнл Геральд Трибьюн” и наткнулся на статью о том, что Президент Буш подписал соглашение с Индией о продаже ядерных технологий, что ознаменовало конец 30-летнего запрета.

Это открыло Индии доступ к технологиям использования атомной энергии в мирных целях и позволило ядерным корпорациям Америки и Европы заключить контракт стоимостью 27 млрд. долларов на строительство 18 или 20 атомных реакторов на территории Индии. “Как изменились времена”, – подумал я.

К сожалению, восхождение Индии к мировому господству отразилось даже на таких местах как Вриндаван. Сонный маленький городок, в который я приехал в 1973-м, превратился в мини-мегаполис с гостиницами, домами, магазинами, построенными за невероятно короткое время. Остались в прошлом те спокойные тихие дни, когда можно было пройти по Вриндавану, не продираясь сквозь огромную толпу и не уворачиваясь от моторикш, автобусов и машин.

Тем не менее, Вриндаван остается и всегда будет оставаться чистым благословенным местом, которого никогда не коснется мирская скверна. Чтобы углубить свое понимание дхамы, во время полета я прочитал несколько стихов из Шримад-Бхагаватам.

Сойдя с самолета, я взял такси до Вриндавана. Когда мы въехали в город, я попросил водителя остановиться, вышел из машины и по традиции простерся в пыли, к большому удивлению проезжавших мимо туристов.

Я вошел в свою комнату и достал компьютер, чтобы проверить электронную почту. И тут, поймав себя на мысли, что не для этого сюда приехал, отложил компьютер в сторону.

Расположившись, я достал мобильник, чтобы позвонить Джаятаму дасу в Польшу и узнать, как прошел его обед с послом Индии. И снова остановил себя. “Это может подождать”, – тихо сказал я.

Через несколько минут зашел преданный, чтобы поприветствовать меня.

– Добро пожаловать в святую дхаму, Махараджа, – сказал он. – Как прошло путешествие?

Я рассказал ему.

Затем он заговорил о мировых новостях.

– Что думаете о предвыборной гонке кандидатов в президенты США? – спросил он. – Как считаете, Обама сможет победить?

– Трудно что-то сказать в данный момент, – начал я.

И снова остановил себя. “Ну вот, опять”, – думал я.

И вежливо извинился, сославшись на то, что у меня много дел.

Когда мой друг ушел, я сел перед своими Божествами и стал молиться, чтобы Они показали мне, как достичь моей цели поездки во Вриндаван: углубить любовь к Господу и получить духовную силу, чтобы выполнить все то нелегкое служение, которое ждет меня в будущем году.

Позже вечером я решил совершить парикраму вокруг Вриндавана. Я взял четки и отправился босиком на двухчасовую прогулку.

За первым же поворотом я увидел, как один мужчина вышел из своего дома и сел на велосипед. Как только он тронулся, его дочка лет пяти, выскочив из дома, бросилась за ним по улице. Плача, она снова и снова кричала ему вслед. Через несколько мгновений он уже скрылся из вида. Малышка остановилась, упала на землю и разрыдалась.

“Спасибо, что показал мне это, мой Господь, – подумал я. – Если я смогу научиться плакать по Тебе так же неистово, как эта девчушка плачет по отцу, моя духовная жизнь увенчается успехом”.

На следующий день приехали преданные с разных стран мира, чтобы принять участие в парикраме, возглавляемой Б.Б.Говинда Махараджей и мной. На три недели мы погрузились в киртаны и лекции во Вриндаване, Джайпуре и Хришикеше. Приходя в каждый храм и самадхи, погружаясь в каждую святую реку и кунду, я усердно молился, чтобы в моем сердце пробудилась любовь к Радхе и Кришне и чтобы у меня была сила проповедовать в наступающем году.

И по милости Господа вдохновение не покидало меня.

Во время парикрамы вокруг Говардхана на полпути я почувствовал усталость. “Может быть, лучше сдаться?” – думал я.

Я тащился со скоростью улитки, думая о боли в мышцах и усталости в ногах. Неожиданно мимо меня быстро прошел паломник, повторяя молитвы, прославляющие холм Говардхан. Я присмотрелся к нему и с удивлением обнаружил, что он был абсолютно слеп.

“Несмотря на слепоту, он, как и все остальные, стремится совершить 16-мильное путешествие, – подумал я. – Как могу жаловаться я?”

Я догнал его и остаток пути следовал за ним по пятам. Слушая его молитвы, я сам молился, чтобы обрести ту же решимость.

Спустя несколько дней наша группа отправилась на парикраму на Варшану, где Шримати Радхарани жила со своими родителями, царем Вришабхану и царицей Киртидой Сундари. Утомленный предыдущей парикрамой, я проснулся поздно и, чтобы успеть вовремя, провел пуджу очень быстро.

А потом стал ругать себя. “Нельзя совершать пуджу впопыхах, особенно в дхаме”, – думал я.

В этот день, когда мы с группой преданных поднимались извилистыми дорожками к Варшане, я увидел, как одна пожилая женщина несла Божество Гопала в корзинке. В каждом святом месте она останавливалась и показывала Гопалу окрестности. Она так заботливо и нежно обращалась с Ним, что было очевидно, что она очень Его любит.

Вот она рассмеялась и стала покачивать корзину.

– Кришна, озорник, – сказала она Божеству, – вот место, где Ты остановил Радхарани и гопи и попытался взять с них налог за их молочные продукты.

“Спасибо Тебе за еще один урок, мой Господь, – сказал я тихо. – Я могу лишь надеяться, что однажды смогу поклоняться Тебе в форме Божества с такой любовью и преданностью”.

Но мне хотелось все больше вдохновения, и я обратился к своему другу, Чатуратме дасу.

– Прабху, – сказал я, – можешь порекомендовать мне книгу с жизнеописаниями великих преданных, живших в дхаме?

– “Према Виласа” Нитьянанды даса, – ответил он. – Она наполнена играми великих преданных, таких как Джахнава Мата, супруга Господа Нитьянанды. И там в мельчайших подробностях описана жизнь Нароттамы даса Тхакура и Шриниваса Ачарьи.

– Она авторитетна? – поинтересовался я.

Чатуратма улыбнулся и ответил:

– Шрила Прабхупада цитирует ее в комментарии к 60-му стиху 13-й главы Ади-лилы “Шри Чайтанья-Чаритамриты”.

Я нашел экземпляр этой книги, изданной Ишвара дасом из “Тачстоун Медиа”, ИСККОН. Читая о предыдущих ачарьях и их любви к Вриндавану, я с каждым днем все больше преисполнялся энтузиазма.

Но когда месяц Картика подходил к концу, я обнаружил, что жажду еще больше милости. “Мне еще никогда не приходилось участвовать в ста фестивалях за год”, – думал я.

В последний день пребывания во Вриндаване перед своей последней парикрамой вокруг дхамы я простерся в ее пыли.

“Моя дорогая Радхарани, царица Вриндавана, – взмолился я, – пожалуйста, пролей на меня особую милость”.

Во время прогулки я старался сохранить в памяти образы всех храмов, Божеств и самадхи в надежде, что эти воспоминания будут со мной на протяжении всего года.

“Рупа Госвами говорит, что если не можешь все время жить во Вриндаване, – думал я, – то тогда постоянно помни о святых местах. И так будешь вдохновлен всегда”.

Перед завершением парикрамы я зашел в гости к своему духовному брату Кирану Прабху, пригласившему меня на обед.

Киран жил в Индии уже почти 30 лет, проповедуя большую часть времени в Западной Бенгалии. За это время он написал книгу о святых местах Бенгалии и об играх Господа Чайтаньи и Его спутников в тех краях.

После обеда мы заговорили об издании его книги. Перед уходом я зашел в его комнату, чтобы получить даршан Божеств. К удивлению своему на алтаре я обнаружил только рамку с небольшими тонкими дощечками из старого дерева внутри. Присмотревшись, я увидел, что на дереве есть поблекшие надписи.

– Что это? – спросил я Кирана.

Он с любовью посмотрел на рамку.

– Это написано рукой Гададхара Пандита, – сказал он, – Из Панча-Таттвы.

– Рукой Гададхара Пандита? – удивился я. – Воплощения Шримати Радхарани в играх Господа Чайтаньи?

– Да, – шепотом сказал он. – Это кусочек из “Бхагавад-гиты”, которую он переписывал.

Мои глаза расширились от удивления.

– Это упоминается в нашей Гаудия-Вайшнавской литературе, – добавил он.

– Как тебе удалось раздобыть это? – спросил я.

– Я занимался служением в фонде “Бхактиведанта Чарити”, основанном Шрилой Прабхупадой в 1970-х для восстановления старых храмов в Бенгалии, – ответил Киран. – Однажды я посетил храм в Бхаратпуре, в котором хранят эту “Бхагавад-гиту” и поклоняются ей. Раз в году в день ухода Гададхара Пандита ее выставляют на всеобщее обозрение. Я пришел как раз в тот момент, когда служитель храма доставал из коробки этот священный текст на тонких дощечках. Он повернулся и врезался в колонну, и несколько хрупких дощечек, расколовшись, упали на землю. Мы оба просто окаменели. Потом я осторожно присел и поднял несколько фрагментов с письменами. Так получилось, что священник не протестовал. С того дня я предлагаю бхогу и арати этим обломкам книги.

Я не мог совладать с собой.

– О Прабху, – выпалил я, – можешь дать мне маленький кусочек? Хотя бы одну букву?

– Как я могу отказать тебе? – ответил Киран. – Ты выполняешь столько служения на Западе.

Он взял рамку и открыл ее. Пинцетом взял кусочек дерева с идеально выведенной буквой и осторожно положил в мою трепещущую ладонь.

В тот вечер я лежал и читал заключительные главы “Према Виласы”. Я хотел дочитать книгу до отъезда из дхамы. Мне приходилось бороться со сном, пока я не наткнулся на следующий абзац, который подтверждал то, о чем рассказал мне Киран:

“О читатели, слушайте внимательно. Однажды, когда Гададхар Пандит переписывал “Бхагавад-гиту”, Господь Чайтанйа спросил:

– О, Пандит, что ты пишешь?

– Я переписываю Бхагавад-гиту, – ответил Гададхара Пандит.

Господь решительно отобрал у него письменные принадлежности, записал одну шлоку и вернул Гададхару. Когда Гададхара Пандит прочитал стих, он возликовал и стал возносить Господу молитвы. Господь Чайтанйа обнял Гададхара Пандита, и тот быстро закончил свою работу над “Бхагавад-гитой”.

Прямо перед своим уходом Гададхара Пандит позвал Наянанда Мишру и сказал: “У меня есть Божество Кришны, я носил Его на груди. Теперь ты должен поклоняться Ему со всем тщанием. Также заботься о Божестве Гопинатхи. И возьми эту “Бхагавад-гиту” и поклоняйся ей со всей преданностью. Господь Чайтанйа Сам записал там шлоку”.

Сказав это, Гададхара Пандит покинул этот мир. Наянанда Мишра провел все необходимые ритуалы после ухода духовного учителя и переехал в Бхаратпур.

“Желая служить лотосным стопам Шри Джахнавы и Вирачандры, я, Нитйананда дас, повествую “Према Виласу”.

[ Нитйананда дас, “Према Виласа”, 22 виласа ]

Когда я дочитал этот абзац, чувства переполняли меня.

“Я получил ответ на свои молитвы, – думал я. – По милости Шримати Радхарани теперь у меня есть маленький кусочек этого священного текста. Ведь это написано Её собственной рукой. Разве может проповедник, пытающийся служить священной миссии Шри Чайтанйи Махапрабху, желать большего вдохновения и милости?”

На следующий день я покинул святую дхаму, полностью восстановленный и готовый к служению и трудностям, которые ждали меня впереди.