,

Вознагражден сполна

Том 11, глава 3

1-18 марта 2010

После неприятных инцидентов в аэропортах Сан-Диего и Ванкувера, где меня допрашивали сотрудники службы безопасности, я снова начал размышлять о том, чтобы во время поездок по Соединенным Штатам носить светскую одежду.

Из-за угроз террористических актов в аэропортах всей страны ввели беспрецедентные меры безопасности. Пассажиры, вызывающие подозрение, подвергаются более тщательному досмотру; среди них часто оказываются люди из различных расовых, этнических, религиозных или национальных групп. А развевающиеся шафрановые одежды санньяси, без сомнения, сразу бросаются в глаза.

И все-таки, я решил не менять одежду. “Опыт показывает, что если я путешествую не в брюках и рубашке, а в своих одеждах, то люди обращаются ко мне с духовными вопросами, – думал я. – Преимущество одеяний санньяси бесспорно”.

Решение мое было вознаграждено сполна. Прошло две недели с начала тура; я проходил регистрацию на рейс из Бойсе, штат Айдахо, в Солт-Лейк-Сити. И у турникета безопасности, меня, естественно, вновь отвели в сторону для спецдосмотра.

– Расставьте ноги и разведите руки в стороны, пока я буду обыскивать вас, – произнес служащий.

– Без проблем, – улыбнулся я. – Я уже привык к этому.

Его руки заскользили вдоль моих рук и вниз до пояса.

– Эта простыня крепко завязана? – спросил он.

– Это называется дхоти, сэр, – ответил я. – И да, оно завязано крепко.

– Я спросил потому, что когда последний раз досматривал одного из ваших, – пояснил он, – его простыня слетела. И он остался стоять в самом странном, что я когда-либо видел в своей жизни, нижнем белье.

Я рассмеялся про себя.

Закончив процедуру личного досмотра, он провел меня к столу досмотра ручной клади.

– Вообще-то, я бы хотел задать вам вопрос, если можно, – медленно произнес он, открывая мой кейс.

– Пожалуйста, офицер, – ответил я. – Ведь это ваша работа. Я ценю эти меры безопасности. Они помогают нам остаться в живых.

– Нет, я имею в виду вопрос другого рода, – сказал он, оглянувшись вокруг и убедившись, что никто не наблюдает за нами.

– Вы духовный человек, – продолжил он, – и выглядите очень счастливым. Можете мне объяснить, почему я так страдаю в своей жизни?

– Что ж, сэр, – ответил я. – В материальном мире страдания будут всегда. До некоторой степени вы можете это исправить, но никак не измените того, что все мы болеем, стареем и, в итоге, умрем. Вам нужно найти в глубине себя и открыть свое духовное “я”, вечное, полное знания и блаженства.

– Как оно выглядит, духовное “я”? – спросил он, доставая мой принтер.

– Мы духовные существа, – ответил я, – с духовным телом, духовными чувствами и эмоциями. И это тело вечно. Оно никогда не стареет.

Он посмотрел на меня:

– А Бог правда существует?

В то же мгновение другой сотрудник службы безопасности окликнул его.

– Эй, Билл, – крикнул он, – у вас там какие-то проблемы? Почему так долго?

– Все в порядке, – крикнул в ответ Билл. – Просто повторный досмотр.

Он посмотрел на меня в ожидании ответа на свой вопрос.

– Конечно, Бог существует, – ответил я, – и вы можете увидеть Его. Но для этого надо обладать определенными качествами.

– Какими? – спросил он, продолжая медленно перебирать мои вещи.

– Билл! – крикнул другой служащий. – Заканчивай с ним! Очередь растет!

Билл явно тянул время, чтобы задать мне свои вопросы.

– Какими качествами нужно обладать, чтобы увидеть Бога? – переспросил он.

– Любовью, – ответил я.

– Но как.., – начал он, и в этот момент зашел другой таможенник.

– Билл, – спросил он, – этот джентльмен представляет собой угрозу безопасности?

– Нет, сэр, – ответил Билл.

– Тогда не задерживай его, – приказал он.

– Я хочу задать ему еще один вопрос, – сказал Билл.

– Тогда спрашивай, – отрезал он.

– О жизни, – уточнил Билл.

Тот пристально посмотрел на него.

– Билл, здесь не место для этого, – произнес он веско, и повернулся ко мне:

– Вы можете идти, сэр.

– Но мне надо узнать.., – начал было Билл.

– Вернись к работе, – сурово отрезал служащий.

– Можно я дам ему свою визитку? – спросил я, собирая вещи, чтобы уйти.

– Нет, – был ответ, – он при исполнении.

Пройдя двадцать метров, я обернулся и увидел, что Биллу делают выговор. Я шел к своему выходу на посадку и всё думал о нем, но тут ко мне подошла девушка и спросила:

– А вы из Харе Кришна?

– Да, – ответил я.

– Есть у вас какие-нибудь книги? – она улыбалась. – Мне всегда хотелось узнать что-нибудь о вашей религии.

– Извините, – сказал я, – с собой нет, но если дадите свой адрес, я вышлю вам несколько.

Визитка, которую я хотел отдать Биллу, все еще была у меня в руке, и я протянул ее девушке.

– Великолепно! – сказала она. – Не забудьте.

Я улыбнулся и ответил:

– Не забуду.

Благодаря накопленным бонусным милям, я летел бизнес-классом. Спустя двадцать минут полета к проходу у моего места подошла женщина.

– Вы буддист? – спросила она.

– Нет, – ответил я. – Я монах из движения Харе Кришна.

– А я буддистка, – сказала она. – Не могли бы вы объяснить мне, в чем разница между Харе Кришна и буддизмом?

Мужчина, сидевший рядом со мной, отложил “Уолл-стрит джорнал”, чтобы посмотреть, что происходит.

– Основное отличие в том, что мы принимаем абсолютную истину как личность, – начал я. – А в буддизме утверждается, что все, в конечном счете, является пустотой.

Мужчина вернулся к своей газете.

– Да, – сказала она, – так и есть. А что у нас общего?

– Несколько моментов, – продолжил я, – например, вера в реинкарнацию.

– Минуточку, – сказала она и обратилась к моему соседу, – Сэр, не могли бы вы поменяться со мной местами? Я очень хочу поговорить с этим монахом.

Мужчина опустил газету.

– У вас бизнес-класс? – спросил он.

– Нет, – ответила она, – “эконом”. Но это место около прохода.

Он скептически посмотрел на нее.

– Но для меня это очень важно, – сказала она. – Пожалуйста. Мне необходимо духовное общение.

Он все еще не верил своим ушам.

– Мне действительно это нужно, – продолжала она настаивать.

Мужчина задумался.

– Хорошо, – согласился он, к моему изумлению, – Если для вас это так важно.

Он собрал вещи, взял ее посадочный талон и ушел на ее место в эконом-классе.

Она села рядом со мной:

– Вы сказали что-то про реинкарнацию?

И полтора часа полета мы обсуждали различия между вайшнавизмом и буддизмом.

Когда я шел к месту выдачи багажа в аэропорту Солт-Лейк-Сити, меня снова остановила женщина.

– Прошу прощения, сэр, – сказала она, – можно узнать, что вы исповедуете?

– Я из движения Харе Кришна, – ответил я. – И следую древней духовной традиции Индии.

– Понятно, – сказала она. – А одежда на вас что-нибудь означает?

– Да, конечно, – улыбнулся я. – Мы носим эту одежду, чтобы люди задавали нам вопросы.

Она рассмеялась.

– Серьезно, – продолжил я, – Внешний облик отражает внутреннее состояние. До того, как стать монахом, я вел такую жизнь, что деградировал бы. В то время моя нечистая, неаккуратная одежда показывала, что и сердце мое нечисто. Теперь я стремлюсь постичь Бога, и эти одежды – знак моих чистых стремлений.

– Красиво, – сказала она. – Собираетесь ли вы посетить храм мормонов в Солт-Лейк-Сити?

– Обязательно, если будет время, – ответил я.

– А также Молодежный Университет Бригхэма, – посоветовала она. – Большинство тамошних студентов – приличные молодые мормоны.

– Постараюсь, – пообещал я.

Мы пожали друг другу руки.

– Счастливого пути! – пожелала она.

Когда я сражался со своей тележкой, поднимая ее на следующую ступеньку, какой-то парень, поддержав меня сзади рукой за спину, заботливо подтолкнул меня.

– Большое спасибо, – поблагодарил я его, когда мы добрались до верхних ступенек. Он рассмеялся:

– Звучит, как благодарность свыше.

Пока я ждал свой багаж у транспортера, ко мне подошла женщина лет пятидесяти.

– Вы американец, верно? – спросила она.

– Да, мэм, – ответил я.

– Но следуете восточному пути. Почему?

– В этой традиции я нашел ответы на все свои духовные вопросы, – ответил я.

– И сколько же лет вы практикуете? – продолжала она.

Я задумался на мгновение.

– Сорок лет.

– Сорок лет! – воскликнула она. Потом наклонилась ближе и понизила голос. – И вы были стойким на протяжении всех этих лет? Все время держали свои обеты?

– Да, мэм, – кивнул я в ответ. – Я оставался верен и все время следовал своим обетам.

– Джордж! – позвала она своего мужа, который стоял около транспортера. – Дай мне двадцать баксов.

Ее муж полез в карман, подошел и протянул ей двадцатидолларовую купюру. Женщина вложила деньги мне в руку.

– Продолжайте в том же духе, – сказала она и отошла.

Я провел четыре удивительных дня у Чару даса и его жены Вайбхави даси в их храме в Спаниш Форк, к югу от Солт-Лейк-Сити. Вечером накануне отъезда я получил письмо по е-мейл из Государственного Департамента США, которое, по всей видимости, было следствием тех нескольких инцидентов, когда меня тщательно проверяли в аэропортах.

В нем говорилось:

“Уважаемый сэр,
Мы обращаемся в Вашу организацию от имени Министерства национальной безопасности США, чтобы получить информацию о том, бывали ли у Вас проблемы или инциденты в аэропортах при регистрации на рейс и досмотре багажа из-за одежды и других атрибутов, демонстрирующих Вашу религиозную принадлежность.

Например, считает ли кто-то из последователей Вашей религии, что к ним отнеслись предвзято во время проверки службой безопасности аэропорта из-за того, что они были одеты в религиозную одежду или при них были религиозные атрибуты? Мы будем благодарны за Вашу помощь в решении проблем, связанных с досмотром службой безопасности аэропортов лиц, имеющих при себе одежду и
религиозные атрибуты, демонстрирующие их религиозную принадлежность”.

Я ответил:

“Уважаемые господа,
Мне кажется, что иногда меня подвергают более тщательной проверке из-за моих религиозных одежд. Но с моей стороны претензий нет. Принимая во внимание несомненную угрозу терроризма в нашей стране, подобные меры безопасности вполне приемлемы. Более того, это дает мне возможность делиться своими убеждениями со всеми вами.

С наилучшими пожеланиями,
Индрадьюмна Свами”

На следующее утро я вылетел в Даллас, штат Техас. Мне досталось место рядом с джентльменом, который был поглощен чтением книги. Мне показалось, это была Библия. Когда он положил ее в карман сиденья перед собой, я спросил, можно ли взять ее почитать.

Он улыбнулся:

– Это Книга Мормона.

– Хорошо, – сказал я. – Всегда интересно узнать что-нибудь о других вероучениях.

– Мне тоже, – учтиво ответил он. – У вас есть с собой экземпляр Бхагавад-Гиты?

– Вы знакомы с Гитой? – удивился я.

– Вообще-то нет. Но я знаю, что это Писание Харе Кришна, а судя по вашей одежде, вы кришнаит.

У нас завязался приятный и обстоятельный разговор о религии; мы проговорили два с половиной часа, до самого конца полета. Когда самолет приземлился, джентльмен улыбнулся:

– Можете оставить книгу себе.

Она была большой, богато украшенной – явно редкое издание.

– Спасибо, – поблагодарил я. – Полагаю, это особенный подарок. Если вы оставите свою визитку, я вышлю вам Бхагавад-гиту.

– Почту за честь, – ответил он, протягивая мне визитку.

Вечером я достал рассмотреть ее. Глаза мои округлились, когда смысл верхних выделенных строчек дошел до меня. Они гласили:

Молодежный Университет Бригхэма
Факультет изобразительного искусства и коммуникаций
Декан

“Ну и ну, – подумал я. – Приятный сюрприз под конец приятного дня”.

Шрила Прабхупада пишет:

“В стране, известной как Маюрадхваджа, людей самой низшей, считающейся ниже шудр, касты, тоже посвящают в Вайшнавский культ преданного служения. Когда они должным образом одеты, со знаками тилаки на теле, бусами на шее и четками в руках, они выглядят так, будто спустились с Вайкунтхи. Поистине, они выглядят такими прекрасными, что обычные брахманы не идут с ними ни в какое сравнение”.

(“Нектар преданности”, глава 5)