,

Следуя по его cтопам

Том 10, глава 3
31 декабря 2008

 

Наши фестивали в Сиднее были гвоздем сезона. Программу мы назвали по-французски “Le Carnaval Spirituel” (духовный праздник). В декабре каждое наше шоу посещало более 500 человек. После Нового года мы отправились на север в Брисбан и провели еще одну серию успешных программ на Золотом побережье. Наконец, ближе к концу января, наша группа из 30 человек отправилась на юг, чтобы закончить фестивальный тур в Мельбурне.

Преданные были в восторге от посещения Мельбурнского храма, ведь там произошло столько событий, связанных со Шрилой Прабхупадой, который дважды посетил его в 70-е годы. В комнатах, в которых он останавливался, поддерживают идеальный порядок.
Когда мы подъехали, нас встретил преданный.

– У вас большая группа, – сказал он. – Нам придется постараться, чтобы разместить всех вас.

Он проводил меня наверх, распахнул дверь, затем повернулся ко мне и, широко улыбнувшись, сказал:

– Махараджа, Вы будете жить в спальне Шрилы Прабхупады.

Я остановился перед дверью.

– Ты уверен? – спросил я. Я почувствовал себя неловко от перспективы спать в комнате своего духовного учителя.

– Всю мебель вынесли в другую комнату Прабхупады, – объяснил преданный. – Во время больших фестивалей нам приходиться размещать старших преданных здесь.

Я с трепетом и благоговением вошел в комнату. Я увидел фотографии Шрилы Прабхупады на стенах и на каминной полке. Мягкий утренний свет проникал через окно, и из соседней комнаты доносился бхаджан в исполнении Шрилы Прабхупады. Было легко ощутить его присутствие.

Я склонился и поблагодарил Его Божественную Милость за честь провести несколько дней в столь священном месте. Я также помолился, чтобы у меня хватило сил на последние десять дней нашего тура. После двух месяцев дороги у преданных проявлялись признаки усталости, и я не представлял, где они возьмут силы для ежедневных харинам, чтобы рекламировать оставшиеся фестивали.

К тому же в Мельбурне уже несколько недель стояла небывалая жара, рекордная за последние сто лет, около 45 градусов по Цельсию. После того, как лесные пожары, раздуваемые знойными ветрами, охватили весь штат Виктория, департамент пожарной охраны объявил все леса в регионе зоной повышенной опасности. Тысяча домов была уничтожена и более двухсот человек погибли.

Из-за жары рельсы деформировались, поэтому некоторые поезда до Мельбурна отменили. Взрыв на подстанции оставил триста тысяч домов без электричества, и некоторые светофоры в городе перестали работать.

Следующим утром я встретился с преданными, узнать, посмотреть, готовы ли мы отправиться в город.

– Ехать – наша обязанность, – сказал я им. – Шрила Прабхупада говорил, что летом может быть жарко, но все же женщина должна готовить, а зимой может быть холодно, но все равно нужно совершать омовение в реке.

Матхуранатха даса сказал:

– Мне нравится пример, который Вы часто приводите, Гуру Махарадж, – сказал он. – И сегодня он как нельзя кстати: “Проповедь подобна горячему сиропу из сахарного тростника. Он такой горячий, что обжигает губы, но такой сладкий, что невозможно оторваться”.

Мы запрыгнули в микроавтобусы и направились в центр города. “Да, это так, – думал я. – Истинная радость от того, что делишься сознанием Кришны с другими, с лихвой покрывает все аскезы и препятствия на этом пути”.

Даже в Мельбурне, где большинству людей нравятся наши харинамы, были те, кто бросал презрительные взгляды, делал грубые замечания и отмахивался от наших приглашений. Некоторые даже звонили городским чиновникам и жаловались на наше пение и рекламу.

В один из особенно жарких дней, одна женщина увидела, как некоторые люди отказываются брать наши приглашения. Она подошла ко мне.

– Все дело в том, – сказала она, – что люди думают, что вы кришнаиты. Они не знают, что вы приглашаете на карнавал. Вы одеты как кришнаиты и поете так же, как они. Просто переоденьтесь, и вы не будете сбивать их с толку.

Преданные изо всех старались сдержать смех, а я вежливо поблагодарил ее за совет.

Несмотря на жару и другие неудобства, преданные не сдавались, и наградой за наши усилия было огромное количество людей, пришедших на программы.

В первый же вечер двухдневного фестиваля в одном из самых престижных залов в центре города пришли 600 гостей. После программы ко мне подошла хорошо одетая женщина.

– Большое вам спасибо за лекцию, – сказала она. – Всю мою жизнь мне не давал покоя вопрос, на который никто не мог дать ответ. И сегодня вечером в своей речи вы ответили на него совершенно.

Прежде чем я успел спросить ее, что же это был за вопрос, она бросилась к столику с книгами, купила Бхагавад-гиту и ушла.

Вечером, когда мы вернулись в храм, я вошел в спальню Шрилы Прабхупады и распростерся в поклоне. Я чувствовал его присутствие в этой священной атмосфере и неожиданно для себя рассказал Шриле Прабхупаде об успехе сегодняшнего вечера. Затем я лег спать.

На следующий день во время харинамы мы встречали много людей, бывших на нашей программе прошлым вечером. Когда мы, воспевая, шли по улице c самыми популярными магазинами города, одна женщина вышла и встала перед преданными.

– Пожалуйста, – попыталась она перекричать ревущий киртан, – я хочу сфотографировать вас.

Несколько наших девушек, танцевавших в первых рядах, оглянулись на меня, как бы спрашивая, что им делать. Мы частенько останавливаем процессию, когда люди хотят сфотографировать нас, но остановиться здесь означало заблокировать улицу с плотным потоком движения.

– Просим прощения, мэм, – крикнул я. – Мы не можем остановиться здесь. Полиция не позволит. Они уже сделали нам несколько предупреждений.

– Мой отец умирает от рака, – ответила она. – Ему осталось жить всего несколько дней. Он увидел из окна квартиры, как вы поете, и заметил, насколько вы все счастливы. Он хотел бы смотреть на вашу фотографию в свой последний час.

Я попросил преданных остановиться. Собралась небольшая толпа зевак, которые смотрели, как девушки танцуют, а ребята играют на барабанах и караталах. Преданные были покрыты потом, но на их лицах сияли широкие улыбки. Женщина сделала несколько снимков.

– Я вам очень благодарна, сэр, – поблагодарила она меня.

Мы пели несколько часов и распространили несколько тысяч приглашений. Когда я заметил, что преданные больше не могут продолжать, я попросил Гаура Хари даса остановить процессию.

– Но у нас осталась еще пара тысяч приглашений, – сказал он.

– Я знаю, – ответил я. – Но не забывай, что сегодня вечером нас ждет ещё и трехчасовая программа.

Когда мы, танцуя и воспевая, возвращались к своим микроавтобусам, владелец большого цветочного киоска напротив муниципалитета осыпал преданных пригоршнями розовых лепестков.

– Продолжайте свое дело, ребята! – крикнул он.

Когда мы расселись по местам, я заметил пожилую пару, ожидающую автобус. Когда мужчина улыбнулся нам, я попросил Сундарананда Гопала даса подозвать его. Мужчина подошел и пожал мне руку.

– Я встречался с вашим духовным учителем, – улыбаясь, сказал он, – основателем вашего движения.

– Неужели? – удивился я.

– Да, – подтвердил он, – в Сан-Франциско в 1967-м.

Все преданные подались вперед. Они почувствовали, что сейчас прольётся нектар.

– Я гулял по району Хейт-Эшбори, – стал рассказывать мужчина. – Проходя мимо витрины одного магазина, я увидел, как он сидит на маленьком помосте и разговаривает с группой молодых людей. Мне стало любопытно, и я вошел внутрь, сел и стал слушать. Он давал прекрасную лекцию о душе. Когда все разошлись, я подошел к нему, и мы с ним проговорили еще 45 минут. Я почувствовал, что впервые в жизни встретил по-настоящему святого человека.

– Спасибо, что поделились с нами, – поблагодарил я.

Когда мы поехали, один преданный повернулся ко мне.

– Гуру Махараджа, – сказал он, – здесь, в Мельбурне мы получаем столько общения со Шрилой Прабхупадой!

Я посмотрел на преданных и подумал о двух месяцах их непрерывного служения.

– Вы заслуживаете этого, – ответил я.

Во второй вечер к нам на программу пришло восемьсот человек. Представление прошло гладко, и в конце люди аплодировали нам стоя. После программы к столику с книгами выстроилась огромная очередь. Люди хотели купить книги и подписать их. Я заметил хорошо одетую пару с дочкой-подростком, которые терпеливо ждали своей очереди. Через 15 минут их очередь подошла.

– Для нас будет большой честью, если вы подпишете нам книгу, – сказал мужчина. – Нам очень понравилось представление, особенно лекция. Мы никогда прежде не слышали, чтобы духовное знание объясняли так ясно и так логично.

– Погодите, вы еще не читали книг моего духовного учителя, – ответил я.

– Мы почти не собирались идти сюда, – сказала его жена. Она посмотрела на свою дочь, которая стояла рядом с ними и улыбалась.

– Мы были не в восторге оттого, что наша дочь питается в вашем ресторане в центре города и часто посещает ваши программы, – сказал мужчина. – Мы думали, что вы опасная секта.

– Но сейчас все изменилось, – добавила жена.

– Да, – подтвердил мужчина. – Мы “даём зелёный свет” ее интересу к вашему движению.

Он протянул мне руку для рукопожатия:

– И мы гордимся ее выбором.

Они ушли, а я повернулся к Матхура-натху.

– Это стоило того, – сказал я. – Все те усилия, которые мы прикладывали последние два месяца, не пропали даром.

Следующим в очереди стоял пожилой человек.

– Я был на программе вашего духовного учителя в Мельбурне в 70-х, – сказал он.

– Удивительно! – ответил я.

– Какие-то студенты стали бросать ему вызов, и обстановка накалилась, – продолжил он, – но он справился превосходно. Он остался невозмутим. Это произвело на меня впечатление.

– Спасибо за ваш рассказ, – ответил я.

– И мне очень понравилось представление сегодня вечером, – добавил он. – Как будто все вы следуете по его стопам.

– Спасибо, – поблагодарил я. – Лучшего отзыва мы не могли бы и желать.

Следующий человек, индиец, протянул мне Бхагавад-Гиту, чтобы я подписал ее.

– Когда мне было восемь лет, мой отец взял меня на встречу со Свами Прабхупадой в Лондоне, – сказал он. – Свами Прабхупада дал мне сладость со своей тарелки.

Матхуранатх, который продавал книги неподалеку, подошел ко мне.

– Гуру Махараджа, – сказал он, – это уже третий человек за сегодня, который встречался со Шрилой Прабхупадой. Не знак ли это от Его Божественной Милости?

– Вполне возможно, – улыбнулся я.

Через час, когда большинство людей уже разошлись, и мы стали собирать наш столик с книгами, подбежал один мужчина.

– Подождите, – выпалил он. – Я хочу купить книгу.

– Рекомендую взять Бхагавад-Гиту, – сказал я и протянул ему экземпляр.

Он вытащил бумажник.

– Вам понравилось представление? – спросил я.

– Представление? – улыбнулся он. – Я не видел его. Я услышал о нем от людей, которые только что вышли отсюда. Они направили меня сюда. Я очень хочу купить книгу и прочитать об этом всё!

В тот вечер я вернулся в комнату Шрилы Прабхупады совершенно без сил. Я едва стоял на ногах, и преданным пришлось помочь мне подняться по лестнице. Я рухнул на кровать и молитвенно сложил ладони, чтобы предоставить Шриле Прабхупаде еще один отчет.

– Мой дорогой духовный учитель, – сказал я, – сегодня вечером к нам на программу пришли 800 человек. Каждому был предложен изысканный прасад, мы продали 32 Бхагавад-Гиты. Многим людям понравилась программа, и они проявили интерес, и эээ….

Я заснул.

Ночью я увидел удивительный сон. Мне приснилось, как я и несколько преданных вернулись в храм после тяжелого дня санкиртаны. Когда мы сидели в комнате для принятия прасада, вбежал преданный и закричал:

– Махараджа! Шрила Прабхупада хочет Вас видеть!

– Что? – удивился я. – Шрила Прабхупада хочет меня видеть?

– Да, – подтвердил он. – Быстрее.

Я зашел в комнату Его Божественной Милости и предложил поклоны.

Шрила Прабхупада улыбался.

– Хорошая работа, – сказал он. – Что будешь делать дальше?

Я на мгновение задумался.

– Шрила Прабхупада, – сказал я, – если Вы не против, я бы хотел ненадолго съездить во Вриндаван, чтобы зарядиться там духовно.

– Очень хорошая идея, – ответил Шрила Прабхупада. – Я поеду с тобой и покажу тебе настоящий Вриндаван.

Неожиданно все мы оказались во Вриндаване на парикраме вместе со Шрилой Прабхупадой.

– Это Кеши Гхат, где Кришна убил демона Кеши, – улыбаясь, рассказывал Шрила Прабхупада. – А там наверху, – показал он тростью, – храм Мадан Мохана, основанный Санатаной Госвами, а в той стороне находится Вамши-ват, место где Кришна играл на флейте, созывая гопи.

Затем сон изменился. Я шел по берегу Ямуны со своим другом Б.Б. Говиндой Махараджем.

– Это была удивительная парикрама, не так ли? – спросил Махараджа.

– Да, – ответил я.

– И что будешь делать теперь? – спросил Махараджа.

– Я бы хотел остаться здесь навсегда, – ответил я.

– Это возможно, – улыбнулся Махараджа, – но чтобы достичь этого, мы должны проповедовать славу Вриндавана до конца жизни.

И тут я проснулся.

Позже этим утром я искал высказывания Шрилы Прабхупады о снах и нашел в книге Хаягривы Свами “Дни во Вриндаване” следующее:

После арати я повторяю свои круги во дворике Радха-Дамодара. Небо начинает светлеть. Иду в комнату Шрилы Прабхупады. Шрута Кирти собирает вещи, а Шрила Прабхупада сидит за своим столом. В комнате больше никого нет. Я предлагаю поклоны.
– Джай! Харе Кришна, – говорит Прабхупада.
– Прошлой ночью я видел удивительный сон, – говорю я.
– О?
– Мне приснился Кришна.
– Это не обычный сон, – говорит он.
– Впервые Кришна приснился мне, – продолжаю я.
– Сны о Кришне и духовном учителе необычны, – отмечает он. – Если духовный учитель дает во сне наставления, им нужно следовать.
– Все было как наяву, – говорю я. – Не как в обычном сне. Когда я проснулся, я помнил все.
– Джай! Когда полностью находишься в сознании Кришны, всегда помнишь о Кришне. Действуешь для Кришны, дышишь для Кришны, видишь и слышишь Кришну, касаешься Кришны и ощущаешь Его вкус, чувствуешь Его запах, видишь во сне Кришну. Кришна – все для Его преданных. Это и есть сознание Кришны.
– Я никогда не забуду этот сон, – говорю я.
– Да. Это благословение Кришны. Никогда не забывай о Кришне.

[ Хаягрива Свами, “Дни во Вриндаване”: Воспоминания о священном городе Индии, глава 5 ]

, ,

В ямах*

Том 10, глава 2
1 – 30 декабря 2008

 

Наши фестивальные программы в пригородах Сиднея проходили с оглушительным успехом. Я приехал с 28-ю преданными из разных стран, многие из них остановились в комнатах сиднейского храма. Преданные из других городов Австралии, приехавшие на марафон Прабхупады, тоже жили там. Они каждый день выходили распространять книги или прасад, а также на харинамы. Все комнаты были заняты, а утренние программы были особенно чудесными. Преданные пели, танцевали, слушали лекции, готовясь провести на улице целый день.

Однажды утром во время джапы я оглядел всех присутствующих и вдруг понял, что я в два, а то и в три раза старше любого из них. Когда начался киртан, и все стали танцевать, один из юношей схватил меня за руку.

– Давайте, Махараджа! – крикнул он.

– Не получится! – крикнул я в ответ, перекрывая шум киртана, и показал на колени. Я беззвучно произнес “не работают”. Он отпустил меня и вернулся назад в киртан, чтобы кружиться и прыгать.

“Прошли те дни, – подумал я, – но по милости Господа я все еще могу выходить на харинамы”.

Когда наш микроавтобус уже был готов отправиться на харинаму, я повернулся к одному из местных преданных и спросил:

– Как идет распространение книг в центре Сиднея?

– На этой неделе на улицах толпы людей, и очень суетно, – ответил он, – Все торопятся купить подарки к Рождеству. На Питт-стрит, где расположены основные магазины, просто давка. Мне кажется, жара делает людей раздражительными. Их очень тяжело останавливать.

– Питт Стрит, – пробормотал я. – “В ямах”, – и улыбнулся своей шутке.

– Что Вы сказали, Махараджа? – переспросил меня преданный.

– Да так, ничего, – ответил я. – Просто американская поговорка.

Незадолго до полудня наш микроавтобус подъехал к гипермаркету на Питт-стрит. На улице было много людей и мало пространства для нашей процессии. Как только мы вышли из автобуса и ступили на асфальт, нас обдало потоками раскаленного городского воздуха. Водители стали давить на клаксоны.

– Пошли, ребята! – крикнул я. – Мы мешаем движению!

Мы пошли с харинамой по боковой улочке, ведущей к торговому центру, и вдруг пятеро хулиганов вплотную подошли к нашим девушкам и стали отпускать шуточки и грубо насмехаться. Я посмотрел на Гаура Хари даса, игравшего на мриданге рядом со мной.

– Лучше всего просто не обращать на них внимания, – сказал он. – Они отстанут.

Парни шли за нами весь квартал, и я уже направился к ним, чтобы что-нибудь сказать, но они тут же исчезли в баре.

Когда мы повернули на Питт-стрит, я увидел надпись в магазине мужской одежды: “Санта – решай, что хорошо”. Это была игра слов, основанная на песне о Санта Клаусе: “Он знает, когда ты хорошо себя вел, когда плохо, поэтому веди себя хорошо ради Бога”.

“Да.., – подумал я, – с каждым годом отношение к празднику Рождества становится все более мирским”.

Этим самым утром я прочитал прогноз лидирующей ассоциации розничных торговцев: во время праздников сидеть дома и делать покупки по интернету будет больше людей, чем тех, кто пойдут в церковь.

Но такое отношение к подобным праздникам царит не только на Западе. Я вспомнил фестиваль Дивали в Нью-Дели в этом году. Преданные празднуют возвращение Господа Рамачандры в Айодхйу. Большинство людей предпочли затариваться подарками в магазинах и взрывать петарды вместо того, чтобы пойти в храм.

Наша группа влилась в плотную толпу, и Шри Прахлад дас резко ускорил киртан. Поначалу люди были настолько поглощены созерцанием витрин, что даже не замечали нас, но через несколько минут они начали улыбаться, а некоторые даже приветливо махать.

Через тридцать минут преданные выдохлись. Просто было слишком жарко. Поэтому мы спрятались в тени дерева, растущего в центре торгового центра, и продолжили петь там. Небольшая группа людей отвлеклась от своих покупок, чтобы посмотреть, как мы поем, многие из них взяли приглашения на нашу завтрашнюю программу.

Затем я заметил полицейского, который направлялся к нам сквозь толпу. “О нет, – подумал я. – Наверное, ему пожаловался кто-то из владельцев магазинов, и он хочет остановить нас”.

Но как только он приблизился к нам, люди стали на него шикать и кричать:

– Оставьте их в покое!

– Пусть поют!

– Это ведь Рождество!

– Не трогайте их!

Толпа начала улюлюкать, и полицейский предпочел смешаться с потоком покупателей.

Вскоре наша группа киртана покинула тень, и мы пошли по торговому центру.

“Здесь очень суетно, – подумал я, повторив слова преданного санкиртаны”.

Затем я увидел, как преданные распространяют на улице книги. На другой стороне улицы несколько преданных продавали прасад со столика, а немного дальше другие собирали пожертвования для храмовой программы раздачи прасада. Казалось, мы – везде. Я улыбнулся.

– Это милость Господа Чайтаньи, – сказал я.

Неожиданно налетела буря. Мы забежали под навес банка и старались петь так, чтобы звуки киртана перекрывали шум ливня. Дождь усилился, и многие люди спрятались под тем же навесом, что и мы. Через несколько мгновений они уже хлопали в ладоши в такт киртану.

Вдруг из банка выскочил одетый в униформу охранник.

– Это частная собственность! – закричал он. – Вы не имеете права находиться здесь! Убирайтесь! Сейчас же!

Киртан остановился. Затем из банка вышла хорошо одетая женщина с бейджем “Управляющий”.

– Пусть остаются, – сказала она охраннику. – Банку это не угрожает. Пока они не нарушают порядок, пусть поют. Они несут дух Рождества.

Все зааплодировали, и киртан продолжился. Передвижная группа телевизионщиков, снимавшая предрождественские события в городе, подошла к нам и засняла киртан.

Дождь закончился, толпы людей хлынули на улицы, и мы продолжили свое путешествие по торговому центру. Мужчина в лакированных туфлях залез в карман, достал двухдолларовую монету и протянул ее Гаура Хари.

– Ребята, мы нуждаемся в вас, – сказал он. – Надеюсь, это поможет.

Мы проводили харинаму примерно три часа, и в микроавтобусе по пути назад в храм преданные спали.

“Жара утомила их, – подумал я. – Надеюсь, что благодаря их тяжелой работе, на фестиваль придёт достаточно много народа”.

На следующий день мы проводили фестиваль в пригороде. Когда мы открыли двери зала, хлынула огромная толпа и быстро заполнила все 500 мест. Я подмигнул Шри Прахладу и сказал:

– Похоже, киртан на Питт-стрит принес свои плоды.

Программа шла гладко, зрители аплодировали после каждого номера. В конце, когда люди окружили преданных, чтобы поговорить с ними и купить книги, я заметил пожилого мужчину, смотревшего на меня. Я подошел к нему и представился.

– Замечательная программа, – сказал он.

– Спасибо, – поблагодарил я. – А что вам понравилось больше всего?

– Пение, – ответил он. – И я бы сказал, что это странно.

Он улыбнулся.

– Почему же? – удивился я.

– В начале семидесятых я владел магазином высококлассной мебели в торговом центре на Питт-стрит, – стал рассказывать мужчина. – И ваши ребята частенько приходили и пели прямо перед моим магазином. Я очень злился. Иногда я вызывал полицию, и она прогоняла вас. Я даже написал официальную жалобу в муниципалитет. В конце концов, ваше пение прекратилось, но я постоянно видел ваших парней и девушек, продающих книги по всему городу.

Но я никак не мог забыть, как вы поете. Как минимум полдюжины раз в год мне снился один и тот же сон, в котором вы пели перед витринами моего магазина. Иногда я просыпался от того, что сам пою.

В конце концов, я вышел на пенсию, но этот сон продолжает мне сниться. Через много лет я набрался смелости, подошел к одному из ваших ребят, продающих книги, и спросил, что это за песня. Я купил Бхагавад-Гиту. Она меня очаровала. Я прочитал ее за несколько дней.

А вчера я покупал подарки на Рождество и неожиданно увидел, как вы поете. Я остолбенел. И знаете, что произошло?

– Что же? – переспросил я.

– У меня на глаза навернулись слезы, – продолжил он, подождав мгновение. – А когда вы проходили мимо, я взял приглашение на фестиваль у молодой девушки.

– И пришли, – продолжил я.

– Да, – подтвердил он. – Я хотел еще раз услышать это пение. На меня это производит такое впечатление! Этот сон мне, наверное, уже сотню раз приснился.

Он взял меня за руку.

– И я надеюсь, что он будет сниться мне снова и снова, – сказал он и крепко сжал мою ладонь. – Я так благодарен вам за то, что увидел всех вас вчера. Это было как в старые добрые времена.

Он направился к выходу, но через несколько шагов обернулся.

– О, – продолжил он, – и еще кое-что.

– Что? – спросил я.

Он улыбнулся:

– Прошу вас, – сказал он, – не прекращайте петь в городе.

На обратном пути в храм я научил преданных красивой песне, которую недавно узнал. Она передает настроение нашего киртана на Питт-стрит и счастья, которое мы испытали, когда делились нектаром святых имен:

аджу гора нагара киртане
саджия чалайе прия парикара сане

Окруженный Своими дорогими преданными,
Господь Гаура проводит санкиртану в городе.

ангера су-беса бхала собхе
наче нана бхангите бхубана-мана мохе

Слава о Нем, Чье тело облачено в прекрасные одежды, разносится повсюду.
Никто в этом мире не может противостоять очарованию Его чарующего танца.

према барисайе анибара
бахайе ананда нади надия маджхара

Он непрестанно проливает блаженство экстатической любви.
По Его воле в Надии разлилась река духовного блаженства.

деба-гана миса-и манусе
браисе кусума ката манера харисе

Полубоги скрываются среди людей. Их сердца преисполнены радостью.
Сколько же цветочных дождей проливают они?

нагария лока саба дхая
манера манасе горачандра гуна гая

Люди бегут, чтобы поприветствовать Его.
От всего сердца они славят Господа Гауру.

мудхегана суни симха-нада
ха-ия бираса мана ганайе прамада

А некоторым людям, чьи сердца преисполнены страха,
кажется, что бушующий киртан – это рычание стаи львов.

лакхе лакхе дипа джвале бхала
упама ки абани гагана каре ало

Горят миллионы и миллионы сверкающих огней.
С чем может сравниться сияние, заполнившее небо и землю?

нарахари кахите ки джане
матила джагата ке-у дхаираджа на мане

Что должен сказать Нарахари? Он не знает.
Весь мир обезумел от блаженства. Ни у кого не осталось покоя в сердце.

[ Камода-рага, песнь 24, Нарахари дас. Перевод с бенгали на англ.: Кушакратха дас ]

_____________
* Игра слов на английском языке: Down in the pits (в ямах) и Pitt Street (Питт-стрит). Прим. перев.