, ,

Возвращаясь к урагану Катрина

Том 9, глава 5
13 – 14 апреля 2008, Нью-Талаван, Миссисипи, США

 

Во время моего проповеднического тура по Соединенным Штатам меня пригласили в Нью-Талаван, сельско-хозяйственную общину ИСККОН в штате Миссисипи. Мой духовный брат Йогендра Вандана дас встретил меня в аэропорту Нью-Орлеана. Мы ехали по городу, – красота старинных южных зданий впечатляла, но вскоре меня поверг в шок вид нескольких заброшенных районов, разрушенных в результате наводнения, вызванного ураганом Катрина два с половиной года назад.

– Восемьдесят процентов города были под водой, – сказал Йогендра Вандана. – Все побережье Миссисипи было опустошено, восстановительные работы идут непрерывно, но на это требуется время.

– Почти две тысячи человек погибли, а 285 тысяч остались без крова, – продолжал он. – Более миллиона акров леса уничтожены. Ущерб экономике штата составил 150 миллиардов долларов. Министерство внутренней безопасности Соединенных Штатов назвало этот ураган одним из самых ужасных стихийных бедствий в истории страны. Потребуются годы, возможно даже десятилетия, чтобы вернуть городу его былую красоту.

– Мы сидим на пороховой бочке, потому что часть города находится ниже уровня моря. Всегда есть опасность, что во время сильного шторма Миссисипи может выйти из берегов и затопить город. Во время урагана Катрина стало ясно, что дамбы, построенные вокруг города, чтобы защищать его от наводнений, недостаточно прочны.

– Вот посмотрите, – сказал он, показывая на заброшенный супермаркет. Я не мог поверить своим глазам. Огромное здание было безжизненно зловещим – в разгар дня в нем не было ни души.

– Внутри все было затоплено, – продолжал Йогендра Вандана. – Уровень воды был больше шести метров. В городе очень много таких заброшенных супермаркетов.

– Нас до сих пор окружают последствия Катрины. Это было самой большой новостью во всех средствах массовой информации на протяжении нескольких месяцев, но в конце концов люди потеряли интерес к этому. Единственный положительный эффект заключается в том, что люди стали здесь более восприимчивы к Сознанию Кришны, чем когда-либо. Жизнь такова, что именно трагедия заставляет людей задуматься о цели жизни.

– Это действительно так, – ответил я. – Слава Богу, Нью-Талаван избежал гнева шторма.

– На самом деле, Махараджа, – сказал Йогендра Вандана, – мы пережили основной удар стихии.

– Неужели? – удивился я.

– Да, – подтвердил он, – и многие члены нашей общины были задействованы в спасательных работах в духе сознания Кришны.

– Я был не в курсе, – ответил я.

– Как и большинство преданных ИСККОН, – сказал он.

– Расскажи мне, что случилось, – попросил я, – а я расскажу всем.

– Ураган обрушился утром в понедельник, – начал он. – В выходные мы отпраздновали Джанмаштами и Вьяса-пуджу Шрилы Прабхупады. Поскольку было объявлено штормовое предупреждение, многие семьи из Нью-Талавана уехали в
Атланту, штат Джорджия. Но не у всех было куда уехать. Где-то семь семей и пятнадцать одиноких мужчин и женщин остались.

Я проводил мангала-арати в храме, когда обрушился ураган. Ветер был такой силы, что я думал, что сорвет крышу. После арати все преданные сели вместе. Мы видели, как вокруг летали какие-то обломки. Из оборванных электрических проводов сыпались искры, и звук ветра заглушал все. Было страшно, но преданные сидели спокойно и повторяли Харе Кришна.

Когда глаз шторма был над нами, стало тихо, и я выбежал на улицу, чтобы оценить ущерб. Это была картина полного опустошения. Повсюду были обломки. Многие деревья повалены. Большая часть забора разрушена. Наши коровы растерянно бродили вокруг. Я увидел, что некоторые из них мертвы, убитые поваленными деревьями. Наша мастерская была полностью уничтожена. После того как мы переждали шторм до конца, мы обнаружили, что четыре дома преданных серьезно повреждены.

Что мы не смогли по достоинству оценить сразу, так это размер ущерба во всем штате. Большая часть Нью-Орлеана находилась под водой 30 дней. Дороги были завалены деревьями во всех направлениях. Опоры линий электропередачи повалены, и в результате сотовые телефоны, наземные линии связи и компьютеры не работали несколько недель. Целый месяц на южном побережье не работал ни один магазин. Школы не работали полтора года, а аэропорт Нью-Орлеана – шесть месяцев.

Нашей первостепенной задачей было очистить дороги на нашей территории с помощью бензопил и попытаться восстановить изгородь, чтобы коровы не разбрелись. Мы потратили много времени, чтобы восстановить крыши наших построек.

Несмотря на отчаянную ситуацию, мы были в лучшем положении, чем большинство наших соседей, потому что у нас было два значительных преимущества: генератор, благодаря которому мы могли качать чистую воду, и сжиженный пропан, на котором мы могли готовить. У наших соседей не было чистой воды, потому что общественный трубопровод, доставляющий чистую воду, был поврежден, и вода была заражена. И у большинства людей не было возможностей готовить, потому что было невозможно попасть в город, чтобы купить пропан.

Но главное – у нас была спутниковая тарелка, с помощью которой мы могли связаться с остальным миром. Мы немедленно сообщили преданным в разных храмах, что с нами все в порядке, что никто не пострадал, и что у нас есть все необходимое, чтобы выжить.

Следующие несколько дней мы просто сидели и ждали. Поскольку на дорогах было много поваленных деревьев, мы не могли выехать за пределы общины, и никто не мог приехать к нам. Властям Миссисипи стоило больших усилий расчистить дороги.

Благодаря сложившимся обстоятельствам мы жили простой жизнью. Электричества не было, и мы ложились спать с заходом солнца, а утром проводили мангала-арати при свечах. Благодаря тренировке в сознании Кришны мы были готовы к такой жизни. Но можете только представить, как тяжело пришлось другим людям. Настоящей проблемой стало отсутствие канализации. Люди были вынуждены ходить в туалет в пластиковые пакеты и закапывать их в саду.

Через несколько дней мы узнали, что некоторые дороги расчистили, и тогда принялись за дело – распространять милость Кришны в форме прасада.

К счастью, помимо пропана у нас был солидный запас продуктов, так как мы закупили много бхоги на Джанмаштами. Итак, мы начали ежедневно готовить и развозить горячий прасад по городам на побережье. Федеральное Агентство по Чрезвычайным Ситуациям (ФАЧС) США, перегруженное работой по устранению последствий катастрофы, медленно реагировало, поэтому во многих местах мы были первыми, кто пришел на помощь. Люди по-настоящему оценили это.

На протяжении многих недель мы раздавали тысячу тарелок в день. Мы также проводили киртаны и пели Харе Кришна. В какой-то момент, когда ФАЧС пожаловалось, что мелкие благотворительные организации усложняют ситуацию в
зоне бедствия, местный конгрессмен сказал нам: “У вас есть моя поддержка. Продолжайте делать свое дело и не обращайте внимания на то, что говорит ФАЧС”.

Из-за большого спроса на пищу наши запасы вскоре закончились, и мы через спутник обратились к храмам по всей Америке. Через несколько дней преданные из Алачуа во Флориде выслали грузовик с продуктами на 20 тысяч долларов.
Прияврата дас из Вашингтона, округ Колумбия, возглавляющий организацию Пища Жизни, объединился с Сададживаной дасом, который собрал продуктов на тысячи долларов, и они приехали на своем грузовике в зону бедствия.

Чтобы продолжить распространение прасада, нам нужно было починить все наши постройки. Мы еще раз обратились за помощью и пожертвования очень быстро пришли. Бир Кришна Госвами и я собрали 40 тысяч долларов за пару недель. Перед бурей мы еле сводили концы с концами. Неожиданно Кришна предоставил нам неограниченные ресурсы для проповеди в самом центре катастрофы.

С новым энтузиазмом мы продолжили распространять прасад на побережье в городах, подвергшихся удару стихии. Мы сконцентрировались на районах, где национальная гвардия Миссисипи распространяла воду и лед. Люди выстраивались
в очереди, чтобы получить эти жизненно необходимые продукты, а мы дополнительно давали им прасадам. Особенно были рады получить горячую еду солдаты, потому что все у них был только сухой армейский паек. Там у нас появилось много новых друзей.

К великому счастью наших распространителей, местная телефонная компания Southern Bell на время предоставила бесплатные телефонные линии, благодаря чему преданные из Индии получили возможность часами разговаривать с родными.

В Нью-Орлеане нашему храму чудесным образом удалось избежать серьезных повреждений. Но городские чиновники посчитали весь район непригодным для проживания и попросили 22 преданных покинуть храм. Беспокоясь, что храм
разграбят или повредят, преданные колебались. Каждый день национальная гвардия Луизианы, которая прибыла в город после урагана, приходила и требовала, чтобы они покинули город.

В конце концов преданные из Далласа отправили огромный грузовик, чтобы забрать из храма больших Божеств Радхи-Кришны и параферналии. Это было нелегко, поскольку военные и полиция пропускали только автомобили с важным грузом для поддержания порядка. Но вместе с преданными поехал журналист и каждый раз, когда их останавливали на пропускных пунктах, он представлялся и спрашивал, почему преданным не позволяют вывезти их религиозные артефакты. Не желая негативной огласки, чиновники позволили проехать все блокпосты.

В храме только начали грузить Божеств, но появился военный патруль и захотел конфисковать грузовик. Они заявили, что он въехал на территорию города незаконно, и они забирают его для спасательных работ. Когда преданные отказались подчиниться, разразился спор. В какой-то момент старший патруля начал угрожать преданным. В этот момент они увидели другой грузовик такого же размера, проезжавший по другой стороне улицы. Незаконность его проникновения на территорию города не вызвала у военных никаких сомнений, и они его тут же конфисковали. Преданные погрузили Божеств и параферналии и быстро уехали в Даллас.

Ураган продолжает оставаться здесь источником несчастий. Преданные оказали столько помощи, что в знак благодарности Фонд Буша-Клинтона выделил 30 тысяч долларов на ремонт наших поврежденных зданий. Министерство сельского хозяйства США выделило нам 36 тысяч долларов на ремонт изгороди и бульдозер, чтобы очистить нашу территорию от поваленных деревьев.

Но самое главное, что распространение прасада и пение святых имен помогло нам завоевать уважение и восхищение, особенно среди местных и федеральных чиновников. Объединив наши усилия, мы смогли облегчить страдания, причиненные Катриной и дать людям истинное духовное благо.

Шрила Прабхупада пишет:

“Каждый может найти время и средства, чтобы совершать эту ягью и угощать прасадом всех желающих. В век Кали этого больше чем достаточно, и Движение сознания Кришны основано именно на этом принципе: все время петь и повторять мантру Хaре Кришна, как в храме, так и на улице, a также угощать прасaдом как можно больше людей. Сотрудничество с органами государственной власти и с теми, кто создает капитал страны, может очень помочь в этом. Распространение прасада и санкиртана принесут людям мир и благоденствие”.

[ Шримад-Бхагаватам 4.12.10 комментарий ]

,

Таксистская мудрость

Том 9, глава 4
9 апреля 2008, Нью-Йорк, США

 

В один из дней в Нью-Йорке мы с Гададхара Пандитом пошли по магазинам, чтобы купить звуковую систему для моего фестивального тура в Польше. Через несколько часов я понял, что мы опаздываем на программу.

– Уже почти пять вечера, – сказал я. – Если мы хотим успеть в храм к вечерней программе, то нужно поспешить. Давай возьмем такси.

Пока мы стояли на углу улицы, пытаясь поймать такси, я повернулся к Гададхаре и сказал:

– У меня есть несколько вопросов о Нью-Йорке для следующей главы моего дневника. Таксист может оказаться тем самым человеком, которого стоит спросить.

– Идея кажется неплохой, – ответил он, – но я бы не ожидал чего-то большего, нежели описания нескольких туристических достопримечательностей.

Через 20 минут мы были уже готовы сдаться, как вдруг желтое такси вырулило из потока машин и с визгом остановилось прямо рядом с нами.

Из окошка выглянул водитель.

– Куда хотите ехать, парни? – спросил он с сильным нью-йоркским акцентом.

– Вторая Авеню, 26, – попытался перекричать шум проезжающих машин Гададхара.

Мы едва успели сесть, как машина сорвалась с места и влилась в поток. Водитель посмотрел на нас через зеркало заднего вида.

– Никто не хотел брать вас, парни, – сказал он.

Он повернулся и посмотрел прямо на нас.

– Люди слишком легко выносят другим приговор, – продолжил он. – Мы должны уважать других. Я хочу сказать, что хотя вы одеты непривычно, это не значит, что вы не можете быть хорошими людьми. Понимаете, о чем я?

– Да, сэр, – ответил я нервно, – но не кажется ли вам, что лучше смотреть на дорогу?

– Машина сама едет, – рассмеялся он. – Вы только просите поворачивать. Так говорит один из моих коллег. Это высказывание попало в книгу. Как же она называется…

Он отвернулся и стал смотреть на дорогу.

– Ах, да, – сказал он. – “Таксистская мудрость”. Читали?

– Нет, сэр, – ответил я. – Не могу сказать, что читал.

– Не читали? – удивился он. – Это моя любимая книга.

Он помолчал.

– Вы живете где-то здесь?

– Нет, – ответил я. – Я постоянно езжу. Через пару недель еду в Англию.

– Англия, – сказал он. – Та, что называлась Британией. Когда туда пришли иудеи, они говорили на идиш, и в их языке часто употреблялись окончания “-ишь”, поэтому они стали называть себя “Бритишь”.

Мы с Гададхарой переглянулись.

– Это тоже из той самой книги, – рассмеялся он. – Я приехал сюда 20 лет назад из Пакистана, и с самого первого дня работаю таксистом. Я видел, как несколько людей смеялись над вами, пока вы, ребята, стояли там на углу. Давайте я вас скажу, чем беда этого города. Люди слишком материалистичны, вот и все.

Я решил попробовать получить ответы, которые мне были так необходимы для дневника.

– Можно задать вам несколько вопросов? – спросил я.

– Конечно, – ответил он, – но прежде хочу сказать, что знаю вас, ребята. Я видел, как вы пели на улице. Вы хорошо относитесь ко всем. Вы ни над кем не насмехаетесь. А я каждый день вижу плохое. Вот недавно одного парня застрелили прямо перед моей машиной. Что творится с миром?

Он замолчал на мгновение.

– Когда же люди научатся любви и терпению? – с чувством произнес он.

Я попытался что-то сказать, но он не дал мне.

– Я вам отвечу, – продолжил он. – Когда люди станут религиозными. Религия – это единственное, что есть общего между нами. Я хочу сказать, что мы все дети Бога. Разве не так?

Прежде чем я успел ответить, он продолжил.

– Но должен вам признаться, парни, – сказал он. – Я не очень хороший мусульманин. Я имею в виду, что не молюсь пять раз в день и нерегулярно хожу в мечеть. Я действительно сожалею об этом.

– Но кажетесь вы очень благочестивым человеком.., – вставил я.

– И иногда я ругаюсь, – перебил он. – Но я обещаю, что не буду этого делать при вас. Однажды мой мулла сказал мне, что Бог дает и прощает. А мы? Мы берем и забываем.

В этот момент полицейская машина выдавила нас в другой ряд. Наш водитель притормозил и пристроился за ней.

– Почему вы так поступили? – спросил я.

– Я объясню, мистер, – ответил он, – всегда лучше быть позади полицейской машины. Омар, мой друг, говорит так. Это житейская мудрость, не так ли?

– Очень похоже, – ответил я. – А сейчас я хотел бы спросить…

Он снова перебил.

– Помните, несколько лет назад Талибан взорвал большую статую Будды в Афганистане? – спросил он.

– Да, конечно я помню, – ответил я.

– Я плакал, когда смотрел фотографии, – сказал он. – Люди должны уважать все религии. Все поклоняются одному Богу. Разрушая одного, ты разрушаешь своего собственного. Понимаете, о чем я?

– Да, понимаю, – сказал я. – И я бы хотел, чтобы больше людей…

– Моя философия такова: человек должен делать другим добро, – продолжил он. – И самая большая помощь, которую можно оказать другому человеку – вдохновлять его следовать его религии. Позвольте, я скажу, в чем причина всех проблем в мире. Хотите узнать?

– Да, сэр, – ответил я, пытаясь сохранять спокойствие. – Хотелось бы узнать.

– Я понял это, сидя за баранкой все эти годы, – сказал он. – Проблема в том, что люди слишком материалистичны. И самое ужасное, что они привносят материализм в религию. Они идут в мечеть, церковь, храм и просят Бога о материальных вещах. Мистер, есть только одно о чем нужно просить Бога. Вы знаете, что это?

Ошеломленный его реализациями, я потерял дар речи.

– Служение, – сказал он. – Нужно просить только служения. Мы были созданы Богом для того, чтобы служить Ему. Ни для чего другого. Это наша природа. Если вы поступаете в соответствии со своей природой, то будете счастливы. Правильно?

– Вы попали прямо в точку, – ответил я, размышляя над тем, как его слова перекликаются с определением чистого преданного служения Рупы Госвами.

– Я все это понял в такси, – сказал он с улыбкой, снова глядя на нас через плечо.

– Смотрите, грузовик! – закричал я.

Он быстро повернулся и ловко увернулся от грузовика.

– Я больше смотрю на то, что происходит вокруг меня, поскольку не беспокоюсь о месте для парковки, – рассмеялся он. – Это тоже из той книги.

Мы какое-то время лавировали в потоке машин, потом он снова заговорил.

– Сегодня в религии царит полная неразбериха, – сказал он. – Люди поклоняются Богу с неправильными мотивами. Поэтому многие уходят из религии. Один из моих лучших друзей, Хафиз, стал в прошлом году атеистом. Я хочу сказать, а что еще у нас было общего? Однажды он сказал: “Докажи мне, что Бог существует”. Я посадил его на заднее сиденье своей машины и сел вместе с ним. Я сказал ему: “Это вопрос веры, Хафиз”.

А он возразил: “Я не доверяю вере”.

Я сказал: “Но ты же веришь, что Атлантический океан не выйдет из берегов, не так ли? Ты же веришь, что звезды не упадут с неба и не разбомбят Нью-Йорк, правильно? Да, веришь. И знаешь что? Кто-то повелевает всем этим. И этот кто-то – Бог. Ничего не происходит случайно”.

Хафиз после этого стал агностиком. Начал верить, что “где-то там есть что-то такое”.

Но вы, ребята, все время помогаете людям стать религиозными. Поэтому вы мне и нравитесь. Вы живете для других. Я живу для себя, просто вожу такси. Я знаю, что Аллах доволен вами больше, чем мной. Вы поете для Него и в снег, и в дождь. Я видел вас. И поэтому я взял вас, парни.

– Сэр, – сказал Гададхара, – вот наш храм, вон там.

– О, очень красивый, – сказал он, – просто прекрасный.

Когда мы подъехали к бордюру, водитель повернулся к нам.

– Эй, парни, – сказал он, – за мой счет. Мне очень понравилась наша беседа.

– Спасибо большое, – сказал я. – Очень мило с вашей стороны.

– Беседа? – прошептал Гададхара, собирая свои вещи. – Вам едва удалось слово вставить.

Водитель выскочил из машины и подбежал к моей дверце. Он с поклоном открыл мне дверь.

– По счетчику – 16 баксов, – сказал он. – Но не беспокойтесь. Нью-Йорку нужно больше таких людей, как вы.

Я вышел из машины, он неожиданно подался вперед и обнял меня, а затем отступил назад.

– У меня к вам только одна просьба, ребята, – сказал он. – Пожалуйста, помолитесь за меня. Хорошо? И достаньте ту книгу, о которой я вам рассказывал.

– Обязательно, – сказал я, когда он сел в такси. – И ты тоже помолись за нас.

– Это то, что и должны делать люди, – ответил он. По мере того как машина удалялась, его голос становился все тише и тише. – Предполагается, что религия должна сближать людей, а не разделять их. Мой друг Омар однажды сказал…

Через несколько секунд его такси влилось в поток машин. Пока мы шли к храму, Гададхара смеялся.

– Вам так и не удалось задать свои вопросы, правда? – сказал он.

Я улыбнулся.

– Не имеет значения, – ответил я. – Я и без них узнал о Нью-Йорке даже больше, чем ожидал. Нам удалось найти общий язык с этим таксистом. Он оказался классным парнем.

На следующий день я пошел и купил книгу. И там нашел это высказывание:

“Если есть понимание, то есть и любовь.
Если понимания нет, то будет только бесконечный поток вопросов”.

[ Таксистская мудрость, Риза Миккенбург, Кроникал Букс, 1996 ]