, , ,

На алтаре

Белые нити – это настоящий кусочек одежд, которые носил Шри Чайтанья Махапрабху. Его дал мне много лет назад Падманабха Госвами из храма Радхи-Раманы. На маленьком кусочке дерева – крошечная буква. Ее написал Шри Гададхара прабху, из Панча-Таттвы. Это из старого манускрипта, комментария на Бхагавад-гиту, который он записал, и который сейчас бережно хранится в одном храме в Бенгалии.

, ,

Гита наяву

Том 11, глава 7

1 – 25 июля 2010

 

Когда я в начале июля прилетел из Соединенных Штатов в Варшаву, Польша все еще оплакивала своего Президента Леха Качиньского, погибшего в авиакатастрофе в начале апреля в России. Его жена и множество первых лиц Польши погибли вместе с ним. Первый тур досрочных выборов нового президента был намечен на 5 июля, день нашего первого фестиваля на побережье Балтийского моря.

На следующий день я сел на маленький самолет до Щецина (Szczecin), городка, расположенного рядом с нашей базой на побережье. Мне предстояла восьмичасовое путешествие: перелет, и потом машина. Я плохо себя чувствовал из-за смены часовых поясов, поэтому, чтобы избежать разговоров в самолете, не стал надевать вайшнавскую одежду. Как только я сел, то сразу почувствовал мрачное настроение пассажиров.

Спустя  пятнадцать минут полета мужчина, сидевший рядом со мной, спросил:

– А вы знаете, что люди смотрят на вас?

Я оглянулся вокруг и поймал на себе взгляды нескольких пассажиров, которые и в самом деле неотрывно смотрели на меня. Они тут же отвели глаза.

– Нет, я этого не замечал, – ответил я.

– А кто вы? – спросил он.

– Меня зовут Тиббиттс, сэр, – сказал я. – Я лечу на побережье в небольшой отпуск.

– Вы не в отпуске, – ответил он. – Я тоже за вами наблюдал. У вас есть какая-то цель. И кто же вы на самом деле?

Я улыбнулся про себя, восхитившись его интуиции.

– На самом деле, – ответил я, – я преданный Харе Кришна, еду принять участие в ежегодном Фестивале Индии на побережье.

– О, Фестиваль Индии! – воскликнул он. – Я его хорошо знаю. Я посетил три ваших фестиваля в 90-х. Это было замечательно.

– Спасибо, – поблагодарил я. – С тех пор у нас многое изменилось. Вы должны прийти еще раз.

– Приду, – ответил он.

– Пожалуйста, скажите, – спросил я, – как вы догадались, что у меня есть цель в жизни?

– Я адвокат уже сорок лет, – улыбнулся он. – Это моя работа, видеть истинные намерения людей.

В Щецине меня встретил Амритананда даса и отвез в школу, – она гудела, как улей. Я сразу нашел Нандини даси, которую не видел десять месяцев.

Мы поприветствовали друг друга и приступили к делам.

– Я не получил от тебя ни одного срочного сообщения, – сказал я, – Так что, полагаю, все идет хорошо.

– Я не хотела беспокоить вас, – ответила она. – У вас и так полно забот. Несколько фестивалей были на грани срыва. Только сегодня утром нам выделили площадку в Джвиржино (Dzwirzyno) для первого фестиваля в этом сезоне.

– Что? – удивился я. – Ведь фестиваль в Джвиржино сегодня вечером.

– В этом году в городах на побережье сплошная политика, – сказала Нандини. – Многие из тех, кто нам помогал до этого, потеряли свою работу или переехали.

– В прошлом месяце, – продолжала она, – когда я пришла в муниципалитет в Джвиржино, никто меня не знал, и никто не проявил особого интереса к летним фестивалям. Я не оставляла своих попыток, но безуспешно. Сегодня утром я попыталась последний раз. Я сидела в толпе людей, ожидающих приема у секретаря. Прошло два часа, как вдруг из своего кабинета вышел мужчина, и он узнал меня: «О, здравствуйте. Что вы здесь делаете?» – «Пытаюсь получить разрешение провести Фестиваль Индии».

Он поворачивается к секретарю и говорит: «Эта девушка и ее команда проводят фестивали в нашем городе уже много лет. Немедленно помогите ей». Так я внезапно оказалась первой в очереди. Секретарь спрашивает: «Чем я могу вам помочь?» Я ответила: «Нам нужна площадка для проведения программы. Достаточно большая. Нас посещают в среднем пять тысяч человек».

Она с изумлением взглянула на меня. Затем проверила у себя в компьютере и говорит: «Сожалею, но все площадки заняты». Казалось, что я снова уткнулась в кирпичную стенку, но решила попытаться последний раз. Я сказала: «Вы могли бы спросить у  главы городского Комитета по культуре?» Просто чтобы успокоить меня, она взяла телефон и позвонила.

Она сказала: «Простите за беспокойство, пан такой-то, но здесь девушка, которая хотела бы провести шоу на пять тысяч зрителей».

Она посмотрела на меня: «Он хочет знать, что за мероприятие» – «Фестиваль Индии», – говорю. Она повторила: «Это Фестиваль Индии».

Ее лицо побледнело, и она залепетала: «Да, сию секунду. Прошу прощения. Вот она». И подает мне трубку.

Оказалось, что глава Комитета помнит меня с прошлого визита, так что он начал извиняться. Он сказал: «Простите за неудобства, очень, очень сожалею. Ваш фестиваль – одно из самых ярких событий лета в моем городе. Я удивлялся, что в этом году о вас ничего не было слышно».

Я отвечаю: «Я месяц пыталась договориться, но казалось, что в администрации не осталось никого, кто бы знал нас. Секретарь сказала мне, что подходящих площадок нет».

Он задумался на мгновение и сказал: «Мы предоставим вам небольшой парк прямо в центре города. Вам даже не придется рекламировать фестиваль. Никто не сможет пройти мимо».

– Вот как все это было, – улыбнулась Нандини.

– Просто удивительная история, Нандини, – сказал я. – По крайней мере, начальство помнит о нас.

В тот вечер, казалось, весь город пришел на наш фестиваль, было намного больше привычных пяти тысяч человек.

– Только посмотрите, Шрила Гурудева, – сказала Нандини, когда мы прогуливались по фестивальной площадке. – Посмотрите, как Господь Чайтанья помогает нам.

– Я часто был свидетелем Его милости на этом туре, – ответил я, – но все не перестаю удивляться.

Нандини рассмеялась:

– Сегодня утром еще кое-что случилось. Я долгое время боролась за фестиваль в Устроение Морские. Мы планировали провести его на следующей неделе. Место, которое мы использовали каждый год, купил диско-бар. Они собирались поставить там столики, чтобы люди могли, выйдя, сидеть на улице и пить пиво. Я много раз обращалась к ним с предложением арендовать у них площадку, – они только смеялись в ответ.

– Вчера вечером я предприняла последнюю попытку, – продолжала Нандини. – Я поговорила с человеком, который купил это место. Он рассмеялся и сказал: «Культурное мероприятие? Вы что, серьезно? Наша культура – это пить пиво и танцевать с сексуальными женщинами».

Сегодня утром он позвонил мне, – было шесть утра. И сказал: «Можете использовать площадку».

Я остолбенела, а потом сказала: «Большое спасибо. А что заставило вас передумать?»

Он ответил: «Мне приснился сон этой ночью… удивительный сон. Когда я проснулся, то сказал жене, что хочу, чтобы этот духовный фестиваль состоялся в нашем городе. Она возразила, что тогда мы потеряем деньги. Но мне уже интересно, так что не важно».

Нандини пожала плечами и перевела взгляд  вверх.

– Вы видите, Шрила Гурудева, – сказала она, – все происходит только благодаря непостижимой милости.

Через десять дней мы проводили фестиваль в Устроение Морские. Я наслаждался им больше других, зная, что все это происходит лишь по воле свыше. Тысячи людей допоздна гуляли по площадке, радуясь представлению на сцене и выведывая, что там в палатках и в вегетарианском ресторане.

Когда я прогуливался по фестивалю, ко мне подошел мужчина и начал рассказывать замечательную историю:

– Тридцать лет тому назад я путешествовал по Индии. Я поехал из Дели в Агру, чтобы посмотреть Тадж Махал. Вдруг водитель моего такси свернул с шоссе к маленькому городку. Когда мы проезжали его, я привлекся множеством храмов и святых и попросил его высадить меня.

Я бродил по округе и зашел в храм с тремя большими алтарями. Там было много и индусов, и западных людей, – они пели и танцевали перед статуями на алтарях. Атмосфера была удивительной. Я просто не мог заставить себя выйти оттуда. И я приходил в этот храм каждый день в течение недели. Это было божественно. Я даже размышлял над тем, чтобы пожить там какое-то время, но семейные дела и бизнес заставили меня вернуться на Запад. С тех пор я часто думал о том храме и духе, который царил в нем.

И вот сегодня произошло нечто странное. Я увидел, как вы поете на пляже и раздаете приглашения на фестиваль. Каким-то образом ваше пение напомнило мне тот храм в Индии. Я решил прийти к вам посмотреть, и что же? Я ошеломлен. Я испытываю то же счастье и радость, что и в том храме в Индии. Я не понимаю.

– А вы помните что-нибудь конкретное об алтарях того храма? – спросил я.

– Да, сэр, – ответил он. – На алтаре слева были статуи двух юношей, танцующих с воздетыми руками. На алтаре посередине были два мальчика в расслабленных позах, один из них черный, а другой белый, у одного была флейта. А на алтаре справа стояли прекрасные юноша и девушка. Юноша также держал флейту.

– Этот храм называется Храм Кришны-Баларамы, – сказал я. – Это один из наших самых главных центров. Этот фестиваль является экспансией того храма. Мы – путешествующий храм.

Он схватился за голову.

– Удивительно! – воскликнул он.

– Наверное, вам не стоит уезжать на этот раз, – улыбнулся я.

Через секунду ко мне подошел преданный и представил меня другому мужчине. Мужчина пожал мне руку.

– Я все еще не могу поверить, – сказал он.

– Поверить чему? – спросил я.

– Я преподаватель философии в Университете, – сказал он. – Несколько месяцев назад я заинтересовался Восточной религией. Я наткнулся в Интернете на Бхагавад-гиту и заказал себе экземпляр. Я взял ее с собой в отпуск и читал на пляже, как вдруг среди песков появляетесь вы со своей песней. Я впервые видел вас и просто посмеялся. Я подумал, что вы какой-то культ, и сказал себе: «Им стоит почитать Бхагавад-гиту, чтобы узнать, что такое настоящая индийская культура».

Когда группа проходила мимо, кто-то дал мне приглашение на фестиваль в Джвиржино, который был на прошлой неделе. Просто ради смеха я решил пойти. И когда вы читали лекцию со сцены, я получил самое большое потрясение в своей жизни. Вы начали с того, что ваше движение является авторитетным, поскольку основывается на древнем писании, Бхагавад-гите. Я чуть не упал, когда вы показали ту же книгу, что я заказал он-лайн: «Бхагавад-гита как она есть», перевод и комментарии Свами Прабхупады. Я приехал в Устроение Морские только для того, чтобы сказать вам, что ваши фестивали – это Гита наяву.

– Большое спасибо, – ответил я. – Я не мог и мечтать о лучшем комплименте.

В этот момент ко мне подбежал Браджа Кишор даса, наш распорядитель сцены.

– Махараджа, – сказал он, – Вы опаздываете на свою лекцию и заключительный киртан.

Я бросился к сцене, прихватив с собой профессора, и начал свое двадцатиминутное выступление, а он удобно устроился в первом ряду. Когда я закончил, вся аудитория аплодировала, а я пересел, чтобы вести заключительный киртан.

– Благодарю Тебя, Господь, – подумал я. – Эти люди почти потеряли возможность услышать Твои святые имена, но Ты вмешался. Благодарю Тебя за это.

Я начал петь медленно, но ускорился, когда преданные и гости начали безудержно танцевать. И молодые, и старые кружились в хороводе перед сценой. Не было ничего нового – это происходит каждый вечер – но как-то с каждым разом становится все лучше и лучше.

Я не знаю, сколько мы пели, но уже  Джаятам дас подошел к сцене и показывал мне на часы.

“Уже больше десяти, – смог я прочитать по его губам. – Нам надо заканчивать”.

Я завершил киртан и с грустью смотрел, как люди покидают территорию фестиваля. Когда я спустился со сцены, ко мне подошел мужчина.

– Мне необходимо поговорить с вами, – сказал он. Он помолчал мгновение, а затем вложил мне в руку пятьдесят злотых.

– Можете благословить меня? – попросил он. – Пожалуйста, умоляю вас, возьмите эти деньги и благословите меня, чтобы я никогда не забыл слова той песни, которую вы пели. Я хочу запомнить ее и петь каждый день до конца моей жизни и быть таким же счастливым, как все вы. Никогда я не испытывал такой радости, как сегодня вечером, когда пел вместе с вами.

Вокруг начали собираться  люди.

– Благословите его! – сказал один мужчина.

– Вы ведь не сможете отказать ему? – добавила женщина.

– Хорошо, сэр, – улыбнулся я. – Я благословляю вас всегда воспевать святые имена Кришны и вечно быть счастливым.

Зрители захлопали.

На базу я возвращался с несколькими преданными. Мы все молчали. Все были погружены в размышления о потоке милости этого вечера.

– Шрила Гурудева, – нарушил молчание Амритананда, – Вам понравился фестиваль?

– Это игры Махапрабху наших дней, – ответил я. – Невозможно по-другому объяснить удивительные изменения, которые происходят в сердцах так многих людей. И только по особой милости мы помогаем Шриле Прабхупаде в этом.

В ту ночь я отправился спать с глубоким удовлетворением в сердце.

Шрила Прабодхананда Сарасвати пишет:

«Дорогие Господу Гауре преданные счастливо наслаждаются играми на великолепном пути чистого преданного служения, – того служения,  которое приводило в замешательство великих святых прошлого, которое не постичь мирским умом, которое не мог понять Шукадева Госвами, и которое милостивый Господь Кришна никогда не открывал даже Своему самому близкому другу».

[ Шри Чайтанья-чандрамрита, глава 4, текст 1 ]

, ,

Аиндра Даса о воспевании Харе Кришна

Реализации Аиндры прабху о воспевании святых имен должен читать каждый устремленный преданный Господа Чайтаньи. Большое спасибо Дханудхаре Свами за это интервью прошлого года с Аиндрой прабху.
Это интервью из будущей книги “Медитация на киртане: настроение и техники в бхакти-киртане” Дханудхары Свами и Акинчана Кришны Даса.

 

Киртан для Шрилы Прабхупады

Аиндра прабху: Когда Шрила Прабхупада приехал в Вашингтон в 1976, мы все ненадолго остановились в его квартире, прежде чем отправиться в храм приветствовать Божеств. Однажды утром каким-то образом мне буквально вложили мридангу в руки и попросили вести киртан. Думаю, что просто не оказалось рядом никого другого , и так я попытался играть, так хорошо, как только мог, очень по-простому. Я шел первым справа от Шрилы Прабхупады, и вдруг он повернулся ко мне, вскинул руки в своей типичной царственной манере, и сказал, взглянув на меня очень одобрительно и позитивно: «Джая!» И это было единственным словом, которое он сказал мне за всю мою жизнь в сознании Кришны.

Но одно это слово несло столько вдохновения и силы. Как же я получил «джая!» от Шрилы Прабхупады? Это было просто – я совершал харинама-санкиртану. Я тогда подумал: «Почему бы так и не продолжать харинама-санкиртану, если даже такое простое служение получило «джая!» от Шрилы Прабхупады?» С тех пор всецело это стало моей идеей.

Воспевание с чистотой

Аиндра прабху: Харинама-санкиртана означает громкое воспевание святых имен для блага других. Мы должны всерьез принять во внимание, до какой степени мы благословляем других, и до какой степени получаем благо сами. Есть киртан мнимый и настоящий киртан. Только санкиртан, в котором воспевается чистое имя, – настоящий санкиртан. Если кто-то совершает оскорбления имени, и просто произносит звуки «Харе Кришна», это не настоящий санкиртан. Поэтому надо внимательно обсудить оскорбления, которые надо избегать при воспевании.

Могли бы рассказать о разных типах воспевания?

Аиндра прабху: Есть бхукти-нама, оскорбительное воспевание, результат его – материальные приобретения; есть мукти-нама, тень воспевания, его результат – освобождение; и есть према-нама, чистое воспевание, результат которого према-бхакти, чистая любовь к Господу.

Бхукти-нама означает оскорбительное воспевание. Воспевая оскорбительно, вы можете дать благо другим, увеличивая их материальное благочестие. Поэтому Бхактивинода Тхакур утверждает, что чистый преданный не должен участвовать в киртане, возглавляемом оскорбителями святого имени. Кто эти оскорбители? Те, кто совершают киртан из скрытых, неявных мотивов – кто воспевают ради денег, или чтобы увеличить свою сексуальную привлекательность, или делают это ради славы и популярности. Результатом такого воспевания будет материальное удовлетворение.

Затем, есть мукти-нама или намабхас. Благодаря такому воспеванию человек не только постепенно освобождается от всех материальных загрязнений, но также освобождает других от материального существования. Другими словами, слушая кого-то, кто громко воспевает с намабхасой, можно обрести освобождение от материального существования. Неплохо звучит, правда? Это конечно лучше, чем оставаться связанным в материальном мире. Но одним таким киртаном вы не сможете вселить бхакти в сердца тех, кто слушает этот киртан, поскольку намабхас-киртан – лишь подобие святого имени, а не чистое имя.

Движение Господа Чайтаньи – это движение према-нама-санкиртана. Его цель – дать высочайшее благо, чистую любовь к Господу. Поэтому, если кто-то действительно хочет одарить себя и других высочайшим благом, он должен пробудить чистую преданность к Радхе и Кришне и к Господу Чайтанье. Для достижения этой цели мы воспеваем чисто.

Джагадананда Пандит в «Према-Виварте» поэтому рекомендует: если кто-то хочет возвысить свое воспевание до платформы чистого имени, он должен совершать санкиртан (а также джапу) в общении с теми, кто воспевает чистое имя. Только тогда санкиртан может дать высшее благо.

Чистота – главное, музыкальный стиль вторичен

Аиндра прабху: Самый важный компонент киртана – это настроение, в котором он совершается. Если кто-то воспевает имя с оскорблениями, или же воспевает ради освобождения, он не получит бхакти, так же как и не сможет предложить бхакти другим.

Не имеет значения, аккомпанируют ли киртану караталы, мриданги и гармоника, используется ли набор барабанов, электро-клавишные или бас-гитара, украшен ли киртан флейтой или скрипкой, или просто все хлопают в ладоши. Можно петь самые мелодичные классические раги, петь хрипло, петь как на тусовкe, петь хеви-металл, чтобы привлекать определенных людей. Можно поменять десять мелодий в час или петь одну мелодию по десять часов, использовать сложный ритмический узор или простой. Можно прыгать, танцуя на киртане, или киртан может быть медленный и созерцательный. Не имеет значения, что вы делаете, не имеет значения, как вы украсите киртан, – если воспевание не идет с чистой преданностью, оно никогда не сможет привить бхакти ни в чье сердце.

Главный вопрос: воспеваете ли вы шуддха-наму?

Аиндра прабху: С другой стороны, если вы воспеваете шуддха-наму, вы обретаете прему, величайшую необходимость души. Такое воспевание – это настоящий киртан, который дает подлинное, вечное благо, возвышает и свою душу, и души других. Это – реальная деятельность во благо, это не какой-то материальный альтруизм или освобождение от повторяющихся рождений и смертей. Эта деятельность означает помощь другим в восстановлении их изначальной, но дремлющей любви к Господу и возвышение их душ до платформы истинного удовлетворения, базирующегося на беспримесной чистой преданности.

Если у кого-то есть сила, по милости шуддха-намы, делать такое добро для других, тогда не имеет значения, насколько украшен киртан аккомпаниментом и мастерством.

Тогда вопрос, даете ли вы благо другим, воспевая не шуддха-наму?

Аиндра прабху: Вы имеете в виду, если воспевать на более низком уровне, то это не санкиртан? Нет, я такое не говорил. Просто мы должны знать, что в действительности не проявим настоящую форму киртана, пока воспеваем без желания, чтобы проявилась шуддха-нама.

Рага-киртан

Аиндра прабху: Также важно знать смысл рага-киртана. В музыкальном смысле рага означает «подходящая мелодия». Классическая индийская система раг поэтому, безусловно, приемлима на киртане, но настоящий рага-киртан находится выше музыкальных идей. Это киртан на платфоме бхавы, преданности со спонтанными чувствами.

Буквально рага означает «привлеченность» или «нежная привязанность». В киртане это относится к мелодиям, которые создают привлекательную атмосферу, чтобы тронуть сердце и усилить чувства. Это не значит, что рага предназначена, чтобы сделать музыку привлекательной для нас и других. Это значит – проводить киртан так, чтобы Кришна привлекся нашим киртаном. Вот это киртан, – когда Кришна привлекся выражением нашей любви, отраженной в атмосфере, которую мы создали для Его удовольствия.

И этот принцип притягательности – экспансирующий. Когда вы удовлетворите Кришну, вы удовлетворите всё творение. Так что каждый автоматически будет доволен и привлечен благодаря совершению санкиртана только для удовольствия Кришны.

Таким образом, применение инструментов в киртане можно уподобить множеству нулей. Нули, даже много нулей, имеют ценность, когда перед ними добавлена единица. Тогда вы получите десять, сто, тысячу или даже миллион. Подобно этому, и музыкальный талант в киртане не имеет ценности сам по себе, но экспансирует в геометрической прогрессии, когда единица – шуддха-нама – поставлена перед ним. И без единицы шуддха-намы, – настроения подношения киртана для удовольствия Кришны, – вся лучшая музыка и инструменты – всего лишь ноль.

Однако, надо заметить, что мы не увидим в «Говинда-Лиламрите» гопи, озадаченных Кришной, не признающим их сотни и миллионы нулей, – их безграничные музыкальные таланты в совершении киртана. Потому что их киртан – только для его наслаждения. Они никогда не подумают: «О, лучше мы не будем делать музыкальную аранжировку слишком хорошо, поскольку мы можем попасть в ловушку наших собственных чувств, будем сами наслаждаться музыкальной вибрацией, и тогда Кришна не примет наш киртан». Скорее, гопи использовали весь набор музыкальных и ритмических средств, найденных в музыке Господа Брахмы и жителей высших планетарных систем и даже выше, которые даже более сложны, чем музыкальные произведения Лакшми-Нараяны и жителей Вайкунтхи. Но какие бы музыкальные приемы они ни использовали, они это делали без какого бы то ни было оттенка скрытых мотивов.

В шастрах описывается, что, когда Кришна играет на флейте, это столь сложно и изумительно, что полубоги, такие как Господь Брахма, приходят в замешательство, а Господь Шива падает с быка Нанди без сознания. Так что, мы не надо надеяться, что совсем простые напевы и мелодии удовлетворяют Кришну. Кришна наслаждается множеством вкусов, многие из которых очень замысловаты. Если Кришна наслаждается только простыми презентациями, тогда зачем мы меняем Божествам одежды два раза в день? Это тот же Кришна, но новые одежды позволяют нам воспринять его по-новому. Точно также, когда мы видим Кришну, украшенного разными оттенками раг, эта привлекательная атмосфера усиливает наше влечение к красоте Кришны в форме его имени.

Вместо того, чтобы надеть Кришне одну одежду на все время – например, красную, мы украшаем Его иногда голубой, или желтой, в контраст Его великолепному темному телу. А иногда одеваем Его в розовые одежды, и это придает красоте Кришны немного другой оттенок. Иногда Он в простых украшениях, а иногда в очень сложных. Простые украшения делают форму тела Кришны немного более сложной, в то время как сложные выявляют простую красоту и приятность Кришны иначе. Точно так же мы можем выявить исключительную красоту святого имени разными украшениями раг.

Почему мы предлагаем Кришне пир, а не просто кичри? Конечно, Кришна может быть доволен, съев пшеничные лепешки даже без соли, которые Ему предложил Санатана Госвами, потому что он предложил с любовью, но это все, что у него было. Вы же не думаете, что гопи предлагали Кришне каждый день кичри? Почему Радхарани никогда не готовит то же самое блюдо из молока дважды? Чтобы привлечь Кришну, увеличить Его аппетит, очаровать Его и сделать так, чтобы Он думал, как же Радхарани любит Его. Так и мы, когда готовим отличный пир для Кришны, то предлагаем так много всего.

Таков размах действий в сознании Кришны, – делать все первоклассно, и лучше чем первоклассно, и предлагать все эти сотни и тысячи нулей первоклассных средств для удовольствия Кришны. Поэтому, если обустройство киртана первоклассно, и он совершается лишь для удовольствия Кришны, без любых других соображений, – то это рага-киртан.

Нравится ли Кришне больше индийская классическая музыка?

Аиндра прабху: Да, почему нет, если главный принцип – удовольствие Кришны? “Говинда Лиламрита” описывает, что гопи использовали сотни раг, и они исполняли раги даже строго не учитывая время. Они исполняли все разнообразие раг, – дневные, по сезонам, любые другие, во время одной ночи раса-лилы. И это было не только все разнообразие общепризнанных раг, но они смешивали их, могли создавать новые, в сочетании с крайне сложными ритмами мриданг и очень сложным танцем. Описывается, как одна гопи вышла в центр арены и чуть стукнула стопой раз, потом другой, третий, чтобы показать аудитории, что ее ножные колокольчики звенят, и затем начала танцевать в столь небывалой манере, что назло всем ее замысловатым движениям стоп, колокольчики не издавали звука. Кришна, Радхарани и все сакхи восклицали: «Браво, браво, как искусно!» У нее был такой талант, но это было для Кришны и всех преданных.

Вместе с тем, когда Прабхупада увидел на тарелке Божеств у пуджари незнакомые сладости с орехово-кэробовым маслом, он не одобрил этого. «Не предлагай это Божествам. Я рассказал тебе о таком количестве сладостей, которые Кришна любит». Так что, есть вещи, которые Кришна предпочитает. И индийская классическая система раг – что-то вроде этого, музыкальная система, которую Кришна принимает. Но это не значит, что Кришна не примет новые раги, кроме старых основных, которые уже созданы для Его удовольствия.

Личная медитация

Аиндра прабху: И при джапа-медитации, и при проведении санкиртана я начинаю с медитации и поклонения Шри Шри Гауранге и Нитьянанде в Навадвипе. Затем понемногу из настроения и бхавы Шри Чайтаньи я перехожу в воспевание мадхурья намы, Харе Кришна маха-мантры, – в медитацию на Радху и Кришну. Гаура-нама – это аударья–нама, имя сострадательное, и Радха-Кришна нама – это мадхурья-нама, сама сладость. Аударья-нама-санкиртан может очень быстро поднять преданных на платформу шуддха-нама-санкиртана. И как мы уже выяснили, шуддха-нама-санкиртан может вселить бхакти-шакти в сердца людей, соприкасающихся с таким киртаном.

Кришна говорит в Бхагавад-гите: «Сначала предайся, и позже придет бхакти, или према». Однако Гаура так милостив, что говорит, не беря в расчет, соответствует человек этому условию, или нет: «Просто бери любовь Бога». Предашься позже. Но как же можно просто получить любовь Бога, – не получив прежде Гаура-намы?

В чем разница между джапой и киртаном?

Аиндра прабху: Известны два способа, как гопи погружаются в служение Радхе и Кришне. Один – это никунджа-сева, когда служат Радхе-Кришне в одиночку. Другой – раса-лила, танец и пение и служение Кришне со всеми гопи.

В точности как у всех гопи есть собственные кунджи для их личного служения, так и мы повторяем джапу, – как нама-севу, помогая своему личному сокровенному служению. Нама-джапа – это как личное содействие встрече Радхи и Кришны.

Итак, нама-джапа – это такое уединенное, личное дело. Вы можете даже накрыть чадаром лицо, чтобы никто не мог видеть ваших эмоций. Джапа – это ваши собственные отношения с Радхой и Кришной, без каких бы о ни было обсуждений с другими или рассказов другим о том, что вы чувствуете. И так можно позволить сердцу “войти в поток” и отображать свои безрассудства в вечном любовном служении святому имени. Этого не сделаешь на публичном собрании.

Но при этом надо заметить, что нама-джапа – не просто вопрос личных взаимоотношений с Радхой и Кришной. Также мы повторяем джапу, чтобы вдохновляться делиться нашей преданностью Радхе и Кришне с другими, в форме нама-санкиртана. Так что джапа никогда не эгоистична, – ее можно повторять и для удовлетворения Радхи и Кришны, и чтобы обрести духовный опыт, необходимый для развития истинного сострадания к другим. Другими словами, цель всегда не эгоистична, цель – не само-возвеличивание.

Практикующим преданным очень действенно повторять нама-джапу в настроении разлуки, особенно в том типе разлуки, который зовется пурва-рага и означает интенсивное, безнадежное ожидание встречи с Радхой и Кришной. Идея в том, что вы медитируете на все те виды служения, которые хотели бы делать сами для Радхи и Кришны и молитесь: «Когда же, когда наступит этот день?» Это пурва-рага.

Санкиртан, с другой стороны, можно совершать в духе раса-лилы Кришны. Раса-лила действует как подпитка аппетита Кришны к более сокровенным взаимоотношениям с гопи. Вместе с тем, в «Уджжвала-ниламани» описывается, как раса-лила вызывает у Кришны счастье, которое даже превосходит опыт Его самого близкого единения со Шримати Радхарани и гопи. Кто-то может спросить: «Как же раса-лила может быть выше, если наслаждения Радха-Кришны, когда Они одни в рощах Вриндавана, – это кульминация всех игр?» Ответом будет: благодаря випраламбхе, настроению разлуки. В раса-лиле, хотя Кришна так близок, в то же время Он так далек. Он танцует с гопи, но это не самое близкое общение. Раса-лила – это как закуска, подаваемая перед едой. Цель в действительности – еда, но закуска зачастую может быть более манящей, более пикантной и полной расы, чем сам пир. Подобно этому, самое яркое проявление нама-бхаджана – не в джапе, наедине с Кришной, а в проведении нама-санкиртана с другими.

Кроме того, в нама-киртане Кришна видит, что вы серьезно готовы пожертвовать своим эгоцентризмом ради того, чтобы помочь другим получить доступ к святому имени. Если это так, то такое настроение естественно являет Кришну в душе того, кто совершает эту ягью. И это настроение убеждает Его проявить больший интерес к этому преданному в еще более близком любовном взаимообмене в форме нама-джапы. Вот таким образом нама-санкиртан и нама-джапа всегда взаимосвязаны.

Нигде, однако, не говорится, что нама-джапа – это юга-дхарма, духовная практика для этого века. Юга-дхарма – это нама-санкиртан, громкое воспевание для блага других. Это и ставит нама-севу выше.

Юга-дхарма помогает получить должный результат всех других видов преданного служения, – без совершения санкиртана невозможно обрести высшее благо и глубокие реализации ни от чтения Бхагаваты, ни от воспевания нама-джапы, ни от первоклассной садху-санги, или от поклонения Божествам, или от посещения святой дхамы. Другими словами, занимаясь любой из практик преданного служения, высшего результата не обрести без уделения достаточного времени непосредственно нама-санкиртану.

Как же благодаря нама-санкиртану достигается высшее благо любой духовной практики? Когда Кришна видит, что кто-то помогает другим, предоставляя возможность услышать святое имя, Он изнутри и снаружи приподнимает завесу йога-майи над этой личностью. Он позволяет увидеть истинную природу Божества и постичь величайшую важность Бхагаваты, пути спонтанной преданности. И помогая гуру и Кришне на пути раги, или по крайней мере, привыкая служить им на этом пути, личность будет все дальше усиливать понимание Бхагаваты и привлеченность Божеством. Тогда все практики войдут в измерение раги и помогут личности развиться до уровня рагануга-бхавы, враджа-бхавы. Вот это настоящий санкиртан. Таков санкиртан Господа Чайтаньи и Его спутников – наслаждение враджа-бхавой при проведении санкиртан-ягьи.

В этом вся суть: чтобы преданные, действительно серьезно заинтересованные развитием в осознании Кришны, продвижением к совершенному уровню, пришли к совершению рага-майи-санкиртана, – киртана, исполненного духовных эмоций. Только тогда можно помочь другим пробудить глубокое понимание и ощущение Бхагаваты и всех даров, оставленных Шрилой Прабхупадой и всеми ачарьями.

Стиль Аиндры

Аиндра прабху: Я более или менее определил название моего стиля киртана – “нарастающий киртан” (progressive kirtan). Есть прогрессивный рок, и вот по аналогии с ним я назвал и свой способ ведения киртана. Он появился под влиянием северно-индийского классического стиля «кайял». Кайял, насколько понимаю, означает «фантазия, экспромт, импровизация». Очень уж глубоко я в него не погружаюсь, но использую его элементы в своих скромных попытках.

Что я выяснил о стиле кайял, так это что он оставляет пространство для импровизации больше, чем стиль «дхрупад». Стиль дхрупад более строгий. Он связан скорее с буквой закона музыкальных раг, тогда как стиль кайял более-менее подчеркивает дух закона музыкальных раг. В стиле кайал вы можете добавить ноту в рагу, скажем, для вдохновения или зарождения бхавы. Это похоже на то, как гопи смешивают раги или создают новые. Основной принцип раги остается нетронутым, но можно добавить какие-то дополнительные ноты, чтобы обогатить вкус. Так что мой стиль – это тенденция к украшению раги, тем или иным способом.

Продолжение следует

 

, ,

В память об Аиндре прабху

Том 11, глава 6

21 июля 2010

 

Дорогой Аиндра прабху.

Пожалуйста, прими наши самые смиренные поклоны. Вся слава Шриле Прабхупаде!

 

Все мы, участники Фестиваля Индии в Польше, хотели бы выразить безмерную печаль  и горечь по поводу твоего безвременного ухода из этого мира. Мы знаем, что у Господа Свои планы на каждого преданного, но все-таки очень трудно принять то, что ты уже не с нами.

Для многих из нас, особенно для молодежи ИСККОН, ты был блестящим примером истинного киртании, плененного воспеванием святого имени. Ты развил в себе такой вкус внимательной и старательной джапой в течение всей твоей жизни как преданного. Ты взращивал свое горячее желание воспевать святые имена, занимаясь санкиртаной на протяжении многих лет, еще до того, как приехать во Вриндавану в 1986. А в святой дхаме ты сделал желание Шрилы Прабхупады своей жизнью и душой и взял на себя ответственность за круглосуточный киртан перед твоими любимыми Шри Шри Радхе-Шьямом.

Цели твои были чисты, – и киртаны твои стал легендой. Каждый год во время месяца Картика преданные со всего мира приезжали, чтобы петь с тобой и твоей командой. Говорится, что главная цель посещения святой дхамы – это общение с живущими там святыми личностями. Ты был одним из таких святых: сам наслаждался воспеванием и побуждал других петь и сходить с ума по святым именам.

В самом начале нашего движения, когда бы я с тобой ни встречался, мы говорили о нашем любимом занятии, – совместном воспевании Харе Кришна мантры, – и с удовольствием обменивались друг с другом новыми мелодиями. Помню, однажды утром я сидел в твоей комнате в гурукуле, и ты научил меня одной из них, – тебе ее показал садху, недавно заходивший в гости. В тот вечер ты сказал мне вести киртан и познакомить преданных с этой мелодией.

Иногда я приходил к тебе в комнату поговорить о поклонении Божествам. Из-за твоего пылкого желания служить и твоего чистого сердца Господь пришел к тебе во множестве форм. Ты поклонялся Гауре-Нитаю, Говардхана-шилам и бесчисленному количеству Шалаграма-шил. Преданные приносили тебе шилы, зачастую утрачивая со временем вкус к поклонению им. Ты никогда не отказывался и принимал все шилы, что приходили к тебе, и более того, поклонялся каждой из них с безраздельной преданностью.

Я восхищался не только твоим рвением делиться святым именем с другими, но и твоим стремлением пробудить свое сознание Кришны. Ты был погружен во Враджа-бхакти и никогда не стеснялся сказать, что когда-нибудь хотел бы  служить Господу в настроении гопи. И хотя кто-то мог говорить, что это было преждевременно, я видел, что ты понимал сиддханту нашего процесса и стремился достичь ее.

Но особенно мне не хватает тебя, потому что ты был добрым и любящим другом. Когда несколько месяцев назад в Кришна-Баларама Мандире мои ученики праздновали мою Вьяса-пуджу, ты пришел и долго говорил о моем служении и успехах в сознании Кришны.

Уверяю тебя, я совершенно не такой преданный, как ты обо мне думал, но я благодарю тебя за то, что своими добрыми словами ты воодушевлял меня становиться таким. Я слышал, что потом ты вел долгий и полный блаженства киртан в мою честь.

Сейчас моя очередь прославлять тебя, только вот обстоятельства другие. Никогда больше в этой жизни никому из нас не выпадет удача увидеть тебя на твоем законном месте: у лотосных стоп Шри Шри Радхи-Шьямы, поющим для Них с такой  преданностью из самой глубины сердца. Мой дорогой духовный брат, и месяц Картика во Вриндаване тоже больше никогда не будет прежним, без тебя с твоей потрепанной фисгармонью, в окружении искусных киртаний, подхватывающих каждую ноту твоей маха-мантры.

Мой дорогой Аиндра прабху, как нам всем не хватает тебя! Хотя ты часто был откровенным, и даже вспыльчивым, говоря о некоторых вопросах нашего движения, все же ты держался в стороне от менеджмента и политики. Ты был верным и в тоже время независимым – настоящим человеком ИСККОН, настоящим человеком Прабхупады, – понимающим саму суть осознания Кришны. Что, в конечном итоге, после всего сказанного и сделанного, ИСККОН и осознание Кришны означает воспевание святых имен, – каждой клеточкой тела, со всей возможной преданностью, как можно дольше каждый день. Ты воплотил этот дух в своих киртанах, – поэтому молодежь так ценит тебя. Поэтому все мы так ценим тебя. И поэтому все мы так сокрушаемся сегодня.

Я не сомневаюсь, что ты сейчас на Голоке Вриндаване. Как-то ты рассказывал мне, что каждый, кто рождается во Вриндаване, живет во Вриндаване или умирает во Вриндаване, как только оставляет тело, сразу же переносится на Голоку. Поскольку ты сам жил и умер в этой святой дхаме, ты, конечно же, обрел эту высшую обитель.

Но я знаю, достиг ты этой цели главным образом потому, что благодаря тебе Харе Кришна мантра стала популярна по всему миру. И при этом ты оставался в одном месте. Это удивительно: ты сделал киртан и бхаджан широко известными, просто сидя на мраморном полу внутреннего дворика Кришна-Баларама Мандира, рядом со святым деревом тамала. Ты вдохновлял всех нас своими чарующими мелодиями с впечатляющей игрой мриданг и каратал. Благодаря твоему голосу, полному  преданности, весь мир покорен этими киртанами. Я знаю это, поскольку слышу их в храмах по всему миру.

С твоим уходом сердца наши опустели, и эта пустота уже не исчезнет в этой жизни. Нам остается только молиться об удаче вновь служить вместе с тобой, если ты снова решишь родиться. А пока мы будем пытаться следовать по твоим стопам и развивать искреннюю привязанность к святым именам, Божествам, которым поклоняемся, и святой Шри Вриндавана-дхаме.

Пожалуйста, брось свой милостивый взгляд на нас, преданных, собравшихся на побережье Балтийского моря этим летом. Мы тоже изо всех сил стараемся давать людям святые имена. Если ты, со своего трансцендентального положения, будешь милостив к нам, то наши усилия увенчаются успехом.

Предлагая тебе это письмо,  мы уверены, что оно трансцендентальным образом дойдет до тебя, и надеемся, ты услышишь наши прославления и молитвы.

 

Твои слуги,

Индрадьюмна Свами и участники Фестиваля Индии-2010 в Польше

,

Раздумья об уходе Аиндры прабху

С мирской точки зрения кажется, что мой любимый духовный брат Аиндра прабху покинул этот мир из-за трагического случая во Вриндаване. В его комнате был взрыв газа, и он не выжил. Однако, как преданные, мы понимаем, что ничего не происходит случайно, особенно в Шри Вриндавана дхаме. Все устраивается Господом, чтобы приблизить нас к Его лотосным стопам. Смерть всегда непривлекательна, но мы знаем, что преданный уровня Аиндры прабху немедленно переносится в духовный мир. Аиндра прабху твердо верил в святое имя, своих любимых божеств и святую дхаму Враджа. Мы сокрушаемся о его уходе, но мы радуемся тому, что он исполнил желание своего сердца – служить Их светлостям Шри Шри Радха-Шьямасундаре на Голоке Вриндаване. Он являл это желание в каждом своем бхаджане и киртане. Давайте же все следовать по его стопам.

Заблуждается тот, кто о смерти Вайшнавов толкует,
ибо жизнь продолжается в звуке.
Умирая, вайшнавы живут, а живя,
всему миру имя святое даруют.

[ надпись на самадхи Шрилы Харидаса Тхакура, сделанная Шрилой Бхактивинодой Тхакуром ]

************************

“Когда что-то происходит по воле Верховной Личности Бога, нам не следует сокрушаться об этом, даже если случившееся кажется нам несчастьем. Например, иногда мы видим, что какого-нибудь великого проповедника убивают или же он попадает в очень тяжелое положение, как это случилось с Харидасом Тхакуром. Он был великим преданным, который пришел в материальный мир по воле Господа, чтобы поведать людям о Его славе. И тем не менее однажды по приказу Кази Харидас был бит палками на двадцати двух рыночных площадях. Иисус Христос был распят. Прахлада Махараджа прошел через множество тяжких испытаний. Пандавы, близкие друзья Кришны, лишились своего царства, над их женой надругались, беды обрушивались на их головы одна за другой. Однако все эти несчастья, которые постигают преданных, не должны нас смущать; просто нужно понять, что за всем происходящим стоит какой-то план Верховной Личности Бога. «Бхагаватам» утверждает, что подобные неприятности не могут вывести преданного из равновесия. Более того, преданный воспринимает их как милость Господа. Тот, кто, даже попав в беду, продолжает служить Господу, непременно вернется к Богу, на планеты Вайкунтхи”.

[ Шримад-Бхагаватам 3.16.37, комментарий Шрилы Прабхупады ]

Уход E.M.Аиндры прабху

Дорогой Аиндра прабху, все мы будем вспоминать тебя с любовью. Твое служение и киртаны во Вриндаване стали легендой. Без сомнения, ты сейчас поешь славу Радхе-Шьяму во Вриндаване.