После года интенсивной проповеди собираюсь домой, в Шри Вриндавана-дхаму

Tomorrow, after a year of intense preaching, I am going home to Sri Vrindavan dhama. It is only by the mercy of Srila Prabhupada and the saints that I can return. I often remember the words of Srinivas Acarya as he departed Vrindavan for preaching. As soon as he left, he was hankering to return.

“Shall I, a worthless person ever again see the deities of Govinda, Gopinath, Madan Mohan, Radha Vinode, Radha Mohan and Radha Damodar? Will prabhu Sri Gopal Bhatta ever bring me back to Vrindavan or give me the opportunity to serve his lotus feet again? Shall Lokanath Goswami, the incarnation of kindness, bestow his grace upon me again? Catching hold of the hair of this sinner, will the gracious Bhugarbha Goswami ever bring me back again? Will Raghunath Das Goswami, the embodiment of kindness, ever again fulfill my desires? Srila Jiva Goswami is the light of the poor and the unfortunate people. Will I ever see his feet again? O associates of Sri Caitanya Mahaprabhu, will you ever again bring such an unfortunate soul as me to Vrindavan and allow me to enjoy your company”

[ Srila Narahari Chakravarti Thakur, Sri Bhakti-ratnakara ]

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=10212880553751578&set=a.3707173840886&type=3&theater

, , , ,

For All Book Distributors – Past, Present and Future / Для всех распространителей книг нашего времени, прошлого и будущего

Адаптировано по «Шри Бхакти-ратнакаре» Шрилы Нарахари Чакраварти Тхакура

 

После длительного обучения во Вриндаване под руководством Шрилы Дживы Госвами в общении со многими возвышенными спутниками Шри Чайтаньи Махапрабху, Шриле Шринивасу Ачарье и его дорогим друзьям Шьямананде Прабху и Нароттаму Дасу Тхакуру было приказано покинуть Врадж, чтобы проповедовать и распространять труды шестерых Госвами. Ниже приводится описание ночи перед их отъездом.

 

Той ночью Шринивас остался в своем бхаджан-кутире, а Нароттам и Шьямананда отправились в  свои. Хотя Шринивас весь день напролет получал даршан многих Вайшнавов и Божеств, ночью он принялся сокрушаться. Воздевая руки к небесам, он взывал: «Провидение лишает меня этого счастья. Увижу ли я, никчемный, когда-нибудь вновь Божеств Говинды, Гопинатха, Мадана-Мохана, Радхи-Виноды, Радхи-Мохана и Радхи-Дамодары? Вернет ли когда Прабху Шри Гопал Бхатта меня обратно во Вриндаван, даст ли возможность вновь служить его стопам? Наградит ли вновь Локанатха Госвами, сама доброта, меня своей милостью? Потащив за волосы меня грешного, вернет ли милостивый Бхугарбха Госвами меня обратно? Станет ли Рагхунатх Дас Госвами, воплощенье доброты, вновь исполнять мои желания? А Шрила Джива Госвами – свет бедных и несчастных… Увижу ли я еще когда его стопы? О спутники Шри Чайтаньи Махапрабху, приведете ли вы снова эту несчастную душу во Вриндаван, позволите ли наслаждаться вашим обществом?»

 

Его голос прервался от плача, и по лицу потекли слезы. Похожие стенания Нароттамы растопили дерево и камень. Как тогда описать скорбь Шьямананды? Мысли о приближающейся разлуке беспокоила их так, что они не могли спать. По воле Говинды в ту ночь Шринивас заснул поздно. Ему приснился сон, в котором он увидел, как Божество Рупы Госвами Шри Говинда, покинув храм, идет к Шринивасу, ступая будто слон. Красота Шри Говинды затмевала красоту сотен богов и великолепие цветка лотоса. Он был украшен драгоценностями, а голову венчало перо павлина. Глаза у Него были удлиненные, а тело прекрасно сложено. Красота Его лика затмевала красоту сотен лун.

Говинда Дев улыбнулся и сказал:

ohe śrinivasa! kheda kara sambaraṇa śunite nā jani prāṇa karaye kemana

«О, Шринивас, хватит сокрушаться! Неужто тебе неизвестно, как твоя боль отзывается в Моем сердце?»

 

tumi mora prema-mūrti, nā jāna tā’ tumi nirantara tomāra nikaṭe āchi āmi

«Разве не знаешь, что ты воплощенье Моей любви, и Я всегда с тобой?»

 

mora mano-‘bhīṣṭa ye tā’ aneka prakāre karilu prakāśa rūpa-sanātana dvāre

«Многие и многие Мои желания уже проявились через Рупу и Санатану».

 

tomādvāre grantha-ratna kari vitaraṇa haribe jīvera duḥkha diya prema-dhana

«Ты будешь распространять их книги – и так Я уничтожу беды человечества и одарю людей богатством экстатической любви».

 

ye jana la-ibe asi’ śaraṇa tomāra tāre āmi avaśya kariba aṅgīkara

«Обещаю, что признаю всех и каждого, кто примет у тебя прибежище».

 

ha-iba tomāra śiṣya bhāgyavanta-gaṇa tā’ sabā la-iyā āsvādibā saṅkīrtana

«Кто бы ни стал твоим учеником, тот станет удачлив; тебе надо брать их с собою и вместе воспевать».

 

konamate kichu cintā nā kariha cite madhye madhye aiche more pāibā dekhite

«Не беспокойся ни о чем. Время от времени будешь видеть Меня так же».

 

Утешив Шриниваса, Шри Говинда превратился в Чайтанью Махапрабху. Шринивас не мог сдерживаться и молил о сотне глаз, чтобы созерцать облик Господа. Пав ниц, он склонился к стопам Господа, и Чайтанья поместил Свои стопы на голову Шриниваса. Господь обнял Шриниваса, прощаясь с ним в его путешествии в Гаудадеш. Затем, оставив форму Чайтаньи, вернулся в храм. После исчезновения Говинды Шринивас был опустошен, и когда его сон прервался, уже светало. Исполнив утренние обязанности, горюющий Шринивас, взывая к своему терпению, уселся в уединенном месте.

 

[ Шрила Нарахари ЧакравартиШри Бхакти-ратнакара”. Перевод на английский с бенгали Шрипады Кушакратхи Даса.
Издание Krishna Library, Алачуа, Флорида
Srila Narahari Chakravarti. Śrī Bhakti-ratnākara. Gaudiya Mission. Calcutta. 501 Gaurabda. Bengali. ]

 

[ Напечатано в “Шри Кришна -катхамрита-бинду” (выпуск 427), издании Madhavananda dasa,

с научным пояснением Хари Паршада даса Адхикари ]

Картина : Шринивас Ачарйа

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=10212122521041234&set=a.3707173840886.2134384.1321748113&type=3&theater

 

, ,

Beautiful Kamyavan

https://www.facebook.com/indradyumna/media_set?set=a.10210819428184727.1073742779.1321748113&type=3

Today we went on parikrama to Kamyavan. Kamyavan is fourth among the twelve forests of Vraja-mandala. The word kamya means “extremely beautiful”, “well adorned” or “highly attractive”. Many pleasant lakes, wells, ponds, trees, creepers, flowers, fruits and species of birds contribute to the beauty of this place. Krishna performed many of His childhood pastimes in Kamyavan. According to the Visnu Purana, there are eighty-four sacred ponds, eighty-four temples and eighty-four pillars in Kamyavan. This holy place has countless kundas as well as a parikrama path of fourteen miles. Some of the prominent kundas are Vimala Kunda, Dharma Kunda and Kama Kunda. Dharma kunda is where Maharaja Yudhisthira successfully answered the 100 questions of Yamaraja.

The deity of Kameswar Mahadeva, who resides in Kamyavan, was personally installed by Vajranabh, Krishna’s great-grandson. A most beautiful deity of Vrinda devi resides in Kamyavan as well. Srila Rupa Goswami had installed this deity of Vrinda devi in his Radha Govinda Temple in the forest of Vrindavan 500 years ago. But later on, by Her sweet will, Vrinda devi moved to her temple in Kamyavan.

In the Puranas it is said that the forest of Kamyavan fulfills the innermost desires of the soul.

“In this Kamyavan Krishna performed enchanting pastimes. Here you will be able to take darsana of many Kundas and other holy places. I cannot even describe in writing all the sacred tirthas found at Kamyavan.”

[ Bhakti-ratnakara, Fifth Wave ]

 

, ,

Времена меняются

Том 9, глава 10
18 – 20 июля 2008, Менжздрое, Польша

 

Хотя в это лето наши фестивали проходили с оглушительным успехом, все же у нас было и несколько неудач. И мы подумали, что нас постигла очередная неудача, когда Нандини даси позвонила заведующему амфитеатра в Менжздрое, где наш фестиваль должен был проходить через две недели.

В Менжздрое проходит ежегодный летний фестиваль, в котором принимают участие самые известные польские звезды кино и эстрады. Его прекрасные пляжи каждый июль и август привлекают сотни тысяч отпускников.

– Я новый директор амфитеатра, – ответил Нандини мужской голос, – и скажу вам вот что: “Забирайте свой фестиваль и отправляйтесь с ним в Индию”.

– Но у нас контракт, – попыталась возразить Нандини.

Мужчина рассмеялся.

– Ваши контракты – в моей мусорной корзине, – ответил он и повесил трубку.

На следующий день Нандини позвонила в муниципалитет и сообщила, что мы не приедем.

– Нам пришлось отменить все предварительные договоренности о поставках воды и электричества, а также об обеспечении безопасности, – сказала она. – Вчера директор амфитеатра отменил наше мероприятие.

– О нет, – воскликнула женщина, ответившая на звонок. – Подождите минуточку. Я свяжусь с секретарем мэра.

– Как он посмел так обойтись с вами! – сказала секретарша. – Я обсужу это с мэром и перезвоню Вам.

А в это время мы стали строить планы о проведении фестиваля в другом городе.

Через два дня секретарша мэра перезвонила Нандини.

– Мэр знает о вашем мероприятии, – сказала она. – Он хотел бы предложить вам лужайку рядом с пешеходной зоной на ближайшие выходные. Это то место, где каждое лето проходит фестиваль звёзд кино. Мы ещё никогда не предоставляли эту площадку для каких-то других мероприятий.

Нандини потеряла дар речи.

– Алло? – переспросила секретарша. – Вы слышите меня?

Нандини пришла в себя.

– Да, – сказала она. – Мы принимаем любезное предложение мэра. Пожалуйста, поблагодарите его.

Нандини позвонила мне и рассказала об этой неожиданной удаче.

– Я присматриваюсь к этой площадке уже 18 лет, – сказал я. – Мечта сбылась.

Но нам придется провести фестиваль в Менжздрое на неделю раньше, чем мы планировали.

– У нас недостаточно времени, чтобы хорошо разрекламировать фестиваль, – сказала Нандини. – Осталось всего несколько дней.

– Будем стараться изо всех сил, – ответил я. – И положимся на Кришну.

Через два часа она снова позвонила мне.

– Гуру Махараджа, – сказала она, – вы не поверите в то, что сейчас произошло. По дороге назад на базу я включила центральный радио-канал Польши, чтобы послушать прогноз погоды. После выпуска новостей ведущий сказал, что любой, кто знает о крупных развлекательных мероприятиях, которые будут проходить этим летом, может позвонить на радио, и они объявят об этом. Как только он сказал номер телефона, я съехала на обочину и немедленно позвонила на станцию.

– Я рассказала о нашем фестивале в Менжздрое, и режиссер решил пустить меня в прямой эфир. Я говорила больше 5 минут и подробно описала весь фестиваль: представление на сцене, ресторан, уроки йоги, выставки, все.

– В конце я назвала свой номер телефона и наш адрес в Интернете. Как только я повесила трубку, на меня обрушился шквал звонков от людей, желающих получить дополнительную информацию. Джаятам дас только что позвонил и сказал, что наш сайт за последние полчаса посетили 600 человек.

– Две минуты назад позвонил представитель второй крупнейшей радиостанции в стране. Он услышал меня на волне своих конкурентов. Он сказал, что их радио хочет организовать особую программу о фестивале в Менжздрое. Они будут оказывать информационную поддержку нашему фестивалю следующие несколько дней. Я сейчас еду давать интервью. Теперь вместе с харинамой мы сделаем рекламу даже лучше, чем могли себе представить. Вы можете поверить в это?

– Могу, – ответил я с улыбкой. И процитировал стих, который как нельзя лучше подходил к данной ситуации:

ананйаш чинтайанто мам
йе джанах парйупасате
тешам нитйабхийуктанам
йога-кшемам вахамй ахам

“Однако тем, кто всегда поклоняется Мне с любовью и преданностью и постоянно созерцает Мою трансцендентную форму, Я даю то, чего у них нет, и сохраняю то, чем они обладают”.

[ Бхагавад-Гита, 9.22 ]

На следующий день мы отправились на харинаму по огромному пляжу из белого песка в Менжздрое. Только очень обеспеченные люди могут позволить себе проводить здесь свой отпуск, поэтому пляж был заполнен богачами. Как только мы ступили на песок, я мысленно перенесся в конец 70-х, когда я часто брал летом несколько кое-как одетых брахмачари и проводил харинамы в Сан Тропе, элитном курорте французской Ривьеры. Но люди почти не обращали на нас внимание. Я помнил, что думал тогда: “Предполагается, что мы представляем высшую культуру, но как мало мы можем показать”.

Мы начали петь на переполненном пляже в Менжздрое.

“Как все изменилось”, – думал я.

Услышав наш киртан, все обращали на нас внимание. Многие улыбались, и почему бы и нет? Преданные были в блаженстве, киртан был очень мелодичным, а все мы двигались в хорошо отрепетированном танце. На каждом преданном была яркая шелковая гирлянда, каждый держал какой-нибудь музыкальный инструмент, красивый китайский веер, экзотический флаг или балийский зонтик. Люди внимательно изучали наши красочные приглашения. Ни одно из них не валялось на песке – верный признак того, что многие придут на фестиваль.

Когда мы проходили мимо одной семьи, загорающей на солнце, женщина встала и взяла на руки свою трехлетнюю дочь.

– Однажды, дорогая, – сказала она дочке, – ты сможешь присоединиться к Харе Кришна.

Да, определенно, времена меняются, и причиной всему – сильное желание преданных петь святые имена. Поскольку мы поем много часов каждый день, преданные всегда пребывают в радостном настроении. Я иногда жалею, что по разным причинам в ежедневной практике нашего движения на киртан отводится не так много времени, как в былые времена. Киртан является основным источником счастья в жизни каждого преданного.

йават ачила сабе махапрабху санге
прати дина еи мата каре киртана ранге

“Пока преданные жили в Джаганнатха Пури со Шри Чайтаньей Махапрабху,
они, охваченные экстазом, проводили такую санкиртану каждый день”.

[ Шри Чайтанья-Чаритамрита, Мадхья 11.241 ]

В день фестиваля мы проводили харинаму в пешеходной зоне. Мы раздали уже более 30 тысяч приглашений, но хотели быть уверены, что о фестивале узнают как можно больше людей. Танцуя и воспевая, мы прошли мимо лужайки, на которой наши ребята устанавливали огромную сцену и красочные палатки. Это было увлекательное зрелище и люди останавливались, чтобы посмотреть. В какой-то момент мы тоже остановились и стали петь напротив площадки.

Во время распространения приглашений я случайно услышал, как одна женщина говорила своей подруге.

– В прошлом году они выступали в амфитеатре, – сказала она. – В этом году у них площадка гораздо лучше. Только посмотри на их сцену. Теперь-то мы сможем оценить фестиваль по достоинству!

Когда мы еще раз обходили город, один из преданных показал на людей, у которых были надеты такие же шелковые гирлянды, как у нас.

– Их продают в магазинах, – пояснил он. – На пляже я видел их у многих. Это стало чем-то типа моды. Я даже видел людей с такими же веерами, как у нас.

– Я тоже заметил, – ответил я.

Преданный нахмурился.

– Они просто копируют нас, – возмутился он. – Они просто видели харинамы, которые мы проводим уже много лет, а теперь подражают нам.

– Нет, – возразил я, – это хорошо. Говорится, что подражание – высшая форма признания.

Я повел харинаму на фестивальную площадку немного раньше обычного, чтобы каждый смог отдохнуть и принять прасад. Но к моему изумлению, люди стали приходить на час раньше официального начала представления, и мне пришлось подгонять преданных, чтобы они быстрее доедали обед и приступали к своим обязанностям на фестивале. К началу представления перед сценой собрались три тысячи человек. А еще больше людей гуляли по площадке. Все палатки были забиты.

– Это наш самый большой фестиваль, – сказал я Джаятаму.

– Да, – согласился он, – и люди более высокого уровня, чем обычно.

Я взял стул, сел на пригорке и стал наблюдать за происходящим вокруг.

“Такая тяжелая работа, – думал я, – подготовка, сбор средств, преодоление препятствий… Но один этот фестиваль стоит всех этих усилий”.

Я сидел так несколько минут, любуясь зрелищем огромного количества людей, наслаждающихся сознанием Кришны. А затем ко мне подошла девушка лет 16 со своей подругой.

– Помните меня? – спросила она.

– Прошу прощения, – ответил я. – Не помню. Когда мы встречались?

– Семь лет назад, – ответила она. – Мы с родителями были на отдыхе в Побиерово и пришли к вам на фестиваль. Вы рассказывали детям истории о Кришне, а я сидела и очень долго слушала. Это было так завораживающе.

Я упросила родителей купить книгу. И хотя они и были против вашего движения, они согласились, и в конце концов она оказалась на книжной полке у нас дома. Когда я подросла, я стала читать ее – всегда, когда их не было дома. В конце книги объяснялось, как сделать четки. Однажды я перебрала мамины украшения и стала использовать в качестве четок нитку жемчуга. Я до сих пор втайне повторяю на ней.

Я очень обрадовалась, когда узнала, что вы сегодня проводите здесь фестиваль. Я умоляла родителей прийти. Они колебались, но в конце концов согласились. Мы прошлись по всем палаткам, они посмотрели представление на сцене. А сейчас они едят в вашем ресторане. Я не могу в это поверить. Ваш фестиваль настолько удивительный, что их сердца изменились. Они даже согласились купить мне настоящие четки в магазине. И, посмотрите, у меня также есть бусы. Вы просто не представляете, как я счастлива! Я бы хотела как-то отблагодарить Вас.

– Ты уже сделала это, – улыбнулся я. – Твои слова настолько ценны для нас, что ты даже не представляешь.

В тот вечер во время заключительного киртана много людей танцевали вместе с преданными. Я даже видел мужчину в инвалидном кресле, который ездил вокруг, пока шел киртан. Я также видел ту девушку, она танцевала перед сценой, полностью отдавшись киртану. Она пела с поднятыми руками, и глаза ее сияли. Ее родители наблюдали за ней со стороны и улыбались.

Я тоже улыбался, наблюдая за тем, как могущественное святое имя плавит сердца падших душ этого века.

“Когда звуки санкиртаны наполнили эфир, все три мира погрузились в океан блаженства. Толпы людей неистово рвались вперед, чтобы хотя бы одним глазком увидеть прекрасный танец Господа, а полубоги в это время осыпали Его цветами. Хромые, слепые и глухие, забыв об увечьях, спешили присоединиться к санкиртане. Люди с каменными сердцами рыдали от счастья, слушая мелодичное воспевание святого имени Господа, а животные и птицы потеряли покой”.

[ Шри Нарахари Чакраварти Тхакура, Нароттама Виласа, 4 виласа ]